Меню

Экспозиция Массандровского дворца-музея

Кабинет Его Величества

После немного приглушенной в цвете приемной императора кабинет его поражает обилием света, торжественностью и праздничностью.

Все внимание здесь акцентируется на потолке, отделанном белоснежной, с позолотой лепкой крупных форм: розетты, пальметты, классические аканты и розаны, лавровые гирлянды хорошо вписываются в строгое членение потолков. Оживление вносит центральная овальная розетта со сложными рельефными узорами.

Для большей освещенности кабинета архитектор пристраивает нишу, почти всю главную стену которой занимает огромное окно. Для панелей, дверей и деревянной обшивки ниши избрано, в отличие от дуба, более светлое дерево орех. Общее цветовое решение оттеняется камином строгих классических форм, облицованным мрамором темно-серого цвета. Стены здесь предполагалось затянуть светло-оливковой шелковой тканью, которая прекрасно бы подчеркивала белизну и позолоту потолка и сочеталась бы с холодными оттенками мрамора камина.

К такой же гармонии архитектор стремился, проектируя обстановку интерьера. Воссоздавая его замысел, экспозиционеры разместили над камином овальное зеркало в резной барочной раме, которая своими формами вторит решению декора центральной части потолка. Зеркало играет здесь чисто декоративную роль: отражая светлый потолок, блеск позолоты, сверкание хрустальной люстры, оно усиливает впечатление парадности всего помещения, зрительно расширяет пространство и наполняет комнату светом.

Во дворцах второй половины XIX века не только в оформлении интерьеров использовались элементы различных стилей, но и в комнатах размещалась мебель различных эпох. Здесь, в кабинете императора, мебель и предметы прикладного искусства, разные по стилю, размещены так, что их сочетание создает гармонию. Барочную резьбу рамы зеркала дополняют сложные по форме канделябры и часы французской работы XVIII века в стиле барокко (часы фабрики Турей). На консоли классических форм хорошо смотрятся вазы, которые, с добавлением деталей, могли служить лампами. На них изображены женские фигуры, характерные для стиля «модерн» (русская работа рубежа XIX–XX веков).

Здесь воссоздана обстановка не рабочего кабинета, (т. к. никто из императоров здесь никогда не работал), а комната отдыха.

Во второй половине XIX века вошли в моду большие круглые столы на сложных резных подстольях. За таким столом могла собраться вся семья. Как правило, произведения мелкой пластики обязательно наполняли дворцовые помещения. На столе в центре — динамичная скульптура Е. А. Лансере (1848–1886) «Джигитовка» (1902 г.)

Кресла своей торжественностью и резным с позолотой декором соответствуют всему оформлению кабинета. (Когда-то они находились в одном из Петербургских дворцов. Работа русских мастеров.)

Обстановка комнаты дает представление о характере дворцовых кабинетов рубежа XIX–XX веков. В основном все предметы мебели и прикладного искусства здесь типовые, т. е. характерные для дворцовых интерьеров. Однако в кабинете есть вещи, которые ранее принадлежали царской семье. Это, прежде всего, семейные портреты.

На торцевых стенках красиво закругленной арки, отделяющей кабинет от глубокой ниши, висят фотографические портреты Александра III и его супруги Марии Федоровны. С середины 1850-х годов фотография получает довольно широкое распространение в России. Ее технические возможности позволили делать снимки с царствующих особ и для публикаций, и для продажи. За усердную работу фотомастера удостаивались звания «Фотографа Их Императорских Величеств». Фирма одного из них, С. Левицкого, на протяжении 1860–1900 годов имела исключительное право на распространение портретов царской семьи. В экспозиции — копия с фотопортрета, сделанного С. Левицким в конце 1880-х — начале 1890-х годов. На ней Александр III предстает перед нами человеком могучей комплекции, богатырской стати.

В глубине ниши кабинета установлен мраморный бюст отца Александра III — императора Александра II.

Бюст был выполнен неизвестным скульптором в конце 50-х — начале 60-х годов XIX века и находился в старом Большом Ливадийском дворце.

В экспозиции представлен портрет Марии Александровны, выполненный французским гравером Ноэлем с живописной работы очень модного в то время французского художника, придворного портретиста короля Луи-Филиппа и Наполеона III В. Винтерхальтера (1806–1873), часто писавшего и русских царских особ. Портрет был написан за границей в 1857 году (на курорте Брукинау в Германии).

Мария Александровна изображена в возрасте 33 лет. Художник создал несколько вариантов этого портрета. Один из вариантов ранее находился в Зимнем дворце, сейчас в Эрмитаже, другой — из собрания Великого князя Владимира Александровича был продан на аукционе Сотбис в Монако в 1992 году.

У Александра II и Марии Александровны было 8 детей (из них одна дочь умерла во младенчестве). Старший сын Николай, на которого Александр II возлагал большие надежды (в экспозиции — цветной акварельный его портрет), был провозглашен наследником престола. Он очень серьезно готовил себя к престолу: способный, умный, с большим усердием занимался самыми разными науками. Но в возрасте 21 года он умер от туберкулезного менингита, что повергло в глубокий траур его родителей.

Портрет Великого князя блестяще выполнен академиком акварельной живописи Степаном Федоровичем Александровским (1842–1906). Художник окончил в 1864 году Академию художеств, работал как живописец-акварелист и рисовальщик, в 1874 году был удостоен звания академика акварельной живописи. Портрет Николая Александровича выполнен, очевидно, незадолго до смерти Великого князя.

На украшающем кабинет живописном портрете кисти известного русского художника С. К. Зарянко (1818–1879) Владимир Александрович изображен в возрасте 20 лет (портрет написан в 1867 г.) в форме офицера лейб-гвардии Преображенского полка, в котором он в то время служил. По достижении 20-летнего возраста Великие князья считались совершеннолетними, они получали право распоряжаться своими средствами (каждому Великому князю полагалась ежегодная рента в сумме 200 тысяч рублей), они определялись на государственную службу. К празднованию совершеннолетия и был написан этот портрет. Зарянко в 1866 году был вызван в Петербург из Москвы, (где он был профессором Училища живописи, ваяния и зодчества), чтобы писать портреты царских особ для пополнения Романовской галереи Зимнего дворца (т. е. портретов семьи Романовых). Известно, что Зарянко в то время сделал и несколько портретов наследника — Александра, некоторые из них находились в коллекции Александра III. Портрет Владимира Александровича в 1930-х годах поступил в Алупкинский дворец из Эрмитажа, так что, возможно, он до революции входил в состав Романовской галереи.

На полотне А. П. Боголюбова «Морской пейзаж. Праздник в Константинополе», украшающем кабинет, изображен мусульманский праздник Рамадан, одно из главных действий которого проводится в полнолуние. Художник выбирает эту тему для того, чтобы придать пейзажу романтическую окраску. Выразительный эффект создает сочетание лунного освещения и горящих праздничных костров. Картина вызывает ассоциации с работами И. К. Айвазовского. Написана она в ранний период творчества Боголюбова, когда художник находился под сильным влиянием романтического направления в искусстве. Писал он ее в 1856 году после пребывания в Константинополе. Незадолго перед этим (в середине 1840-х годов) Айвазовский также обращался к этому мотиву.

Боголюбов изобразил мечеть Долмабахче, которая была построена в 1853 году. Она привлекла внимание Боголюбова своеобразием архитектурных форм, он рисовал ее в различных ракурсах, а затем не раз использовал рисунки в своих полотнах.