Меню

Дом-музей А. П. Чехова в Ялте

Столовая

Из сада экскурсанты проходят в эту комнату на первом этаже чеховского дома. Но прежде чем переступить её порог обычно останавливаются в маленькой прихожей перед неподвижно сидящей собакой. Александр Иванович Куприн вспоминал, как Чехов добродушно сочувствовал гостям, пугавшимся «мопса». «Знаете, я сам этого каменного пса боюсь,— шутил он.— А убрать его как-то неловко, обидятся. Пусть уж тут живет!» Это был подарок ялтинской знакомой С. П. Бонье, которая помогала Антону Павловичу в благотворительных делах.

В столовой у окна — покрытый белой скатертью раздвижной стол и венские стулья. На столе стоит самовар. «В час дня,— писал А. И. Куприн, — у Чехова обедали внизу, в прохладной и светлой столовой, и почти всегда за столом бывал кто-нибудь приглашенный… Было в этой семье очень легко, тепло и уютно, и я совершенно понимаю одного писателя, который говорил, что он влюблен разом во всех Чеховых… Он (А. П. Чехов.— В. П.) был очень гостеприимен, любил, когда у него оставались обедать, и умел угощать на свой особенный лад, просто и радушно».

Справа от входной двери — буфет. В нём среди посуды поблескивают старинные бокалы (приданое матери), из которых пили шампанское на свадьбе родители Чехова в Таганроге в 1854 г.

Против входа на стене висят небольшая фотография Марии Павловны и два пейзажа её работы, в простенке — портрет А. П. Чехова; он сделан с фотографии 1902 г. для Ялтинской женской гимназии, в которой Антон Павлович был членом попечительского совета. Впоследствии этот портрет возвратился в чеховский дом в качестве подарка музею от начальницы гимназии, большой почитательницы таланта писателя. На портрете Антону Павловичу —42 года.

При взгляде на это лицо невольно вспоминаются портретные характеристики А. П. Чехова, оставленные его друзьями. «Хороши у него бывали глаза, когда он смеялся,— какие-то женски ласковые и нежно мягкие. И смех его, почти беззвучный, был как-то особенно хорош. Смеясь, он именно наслаждался смехом, ликовал; я не знаю, кто бы мог ещё смеяться так — скажу — «духовно»,— писал А. М. Горький. С такой же глубокой симпатией о Чехове вспоминал А. И. Куприн: «Благодаря пенсне и манере глядеть сквозь низ его стекол, несколько приподняв кверху голову, лицо А. П. часто казалось суровым. Но надо было видеть Чехова в иные минуты (увы, столь редкие в последние годы), когда им овладевало веселье и когда он, быстрым движением руки сбрасывая пенсне и покачиваясь взад и вперед на кресле, разражался милым, искренним и глубоким смехом. Тогда глаза его становились полукруглыми и лучистыми, с добрыми морщинками у наружных углов, и весь он тогда напоминал тот юношеский известный портрет, где он изображен почти безбородым…»

Слева от входа висит литографированный портрет А. С. Пушкина (репродукция с работы О. А. Кипренского). Чехов очень любил Пушкина. Первый год жизни его в Ялте совпал с празднованием 100-летия со дня рождения великого поэта. Антон Павлович принимал деятельное участие в торжествах, которые были организованы в городе. В книжном шкафу его кабинета хранится 10-томное собрание сочинений А. С. Пушкина.