Меню

Дом-музей А. П. Чехова в Ялте

III этаж. Комната М. П. Чеховой

На третьем этаже — всего одна комната с балконом. Ее называли по-разному: мезонином, башней, светелкой, фонарем, даже «капитанским мостиком». Почти 60 лет прожила здесь хозяйка чеховского дома — сестра писателя.

Эта комната была и служебным кабинетом Марии Павловны Чеховой, когда она стала директором музея. В комнате много фотографий друзей Марии Павловны, родственников. На стенах — картины; среди них есть работы Левитана «Дорога» и «Усадьба Бабкино». Экскурсанты не осматривают комнату Марии Павловны: лестница, ведущая на третий этаж, не рассчитана на большую нагрузку.

Окончив Высшие женские курсы профессора В. И. Герье в Москве, М. П. Чехова стала преподавать историю и географию в частной женской гимназии Ржевской. За успехи в преподавательской работе в 1902 г. была награждена серебряной, а в 1903 г. — золотой медалью. Дружба Марии Павловны с братом началась в общих заботах о семье в юношеские годы и продолжалась до конца жизни писателя. И в Москве, и в Мелихове, и в Ялте Мария Павловна всегда старалась создать хорошие условия для его творческой работы. Ни один хозяйственный вопрос не решался без её участия. В Мелихове она не только занималась хозяйством, но и присутствовала на приёмах больных в качестве медицинской сестры и ассистента Антона Павловича. Кроме того, Мария Павловна исполняла Обязанности секретаря, помогала брату в его общественной деятельности. В эпистолярном наследии А. П. Чехова 434 письма адресованы его сестре. Писатель высоко ценил не только её практичность, хозяйственные способности, но и суждения о его произведениях, о постановках его пьес в Художественном театре. Когда там состоялась премьера «Чайка», Мария Павловна писала брату: «Вчера шла твоя «Чайка». Поставлена она прекрасно…».

После смерти А. П. Чехова Мария Павловна оставила педагогическое поприще, навсегда переехала в Ялту и всецело посвятила себя делу увековечения памяти писателя, работе над его наследием. Она разобрала его архив, подготовила к изданию неопубликованные произведения. Ею проделана большая работа по сбору писем, «разбросанных» по всей России и за её пределами; работа эта завершилась изданием эпистолярного наследия Чехова в шести томах (1912–1916 гг.). Письма легли в основу изучения биографии писателя как самые достоверные документы. При активном участии М. П. Чеховой создавались мемориальные чеховские музеи в Москве, Мелихове и в других местах. После смерти писателя дом Чехова продолжали посещать друзья, почитатели его таланта. Мария Павловна сделала всё, чтобы сохранить комнаты брата в неприкосновенности. Нелегко было содержать дом, зачастую непосильным становился ремонт, летом страдал от безводья посаженный Чеховым сад.

После победы Октября дом Чехова в Ялте был объявлен национальным достоянием, а Мария Павловна назначена его пожизненной хранительницей. Весной 1921 г. здесь учрежден государственный музей. Военно-революционный комитет выдал М. П. Чеховой охранную грамоту такого содержания: «Ввиду исключительного внимания российского пролетариата к трудам и литературным заслугам умершего писателя Антона Павловича Чехова дачу его на Аутской улице взять под своё наблюдение в целях полной сохранности и неприкосновенности внутреннего размещения обстановки, в которой писатель провёл свои последние годы».

В первые годы Советской власти музей Чехова находился в ведении КрымОХРИСа (отдела охраны памятников старины); с 1926 до 1979 г. он был филиалом Государственной библиотеки СССР им. В. И. Ленина, в настоящее время подчиняется Министерству культуры СССР.

Судьба Марии Павловны неотделима от судьбы чеховского дома. Она пережила здесь гражданскую войну и интервенцию, разрушительное землетрясение 1927 г., черные дни фашистской оккупации. К началу Великой Отечественной войны ей уже было 78 лет. По создавшимся условиям музей нельзя было эвакуировать. Мария Павловна, будучи не в силах расстаться с дорогим для её сердца домом, осталась в Ялте. 7 ноября 1941 г. город захватили гитлеровцы. Через несколько дней они пришли в чеховский дом. «Появились немцы человек 5, и вошли прямо в кабинет…— вспоминала М. П. Чехова.— Из них один хорошо говорил по-русски… Он заявил: «Вот здесь наш майор, — показывая на письменный стол, — будет заниматься, а в этой спальне он будет отдыхать…» Я ответила им, что эти две комнаты нельзя занимать, что это «Му-зеум»… Стали рассматривать фотографии и увидели фотографию Гауптмана, которую я на всякий случай выставила… «О Гауптман, Тшехов!» …Я провела их в столовую и заперла кабинет и спальню. Ключ положила в карман… Мне удалось убедить их, что Бааке, такая фамилия была их майора, может занять столовую… Они согласились. А кабинет и спальня во всё время пребывания немцев были заперты. Квартирмейстеры ушли, я поднялась к себе наверх, уставшая и взволнованная… В таком состоянии просидела до сумерек, а из коридора… доходили до моего слуха тяжелые шаги подкованных немецких сапог… Значит, «Я в плену у немцев».

Майор прожил в доме одну неделю и уехал. А на парадной двери продолжала оставаться надпись о том, что этот дом — его собственность…

Мария Павловна стойко выдержала все тяготы жизни в оккупированном городе. Она голодала, перенесла брюшной тиф, воспаление лёгких (это приходилось скрывать, так как больных фашисты расстреливали, боясь эпидемии), мёрзла — негде было взять дров.

16 апреля 1944 г. Ялту освободили доблестные войска Отдельной Приморской армии. В тот же день в дом Чехова пришли советские воины. Затаив дыхание, они слушали рассказ Марии Павловны о жизни великого русского писателя. Когда уходили, оставили письмо: «Дорогая Мария Павловна! Бойцы и офицеры воинской части горячо благодарят Вас за то, что Вы в тяжелые дни немецкой оккупации сумели сохранить этот родной и близкий каждому русскому человеку домик нашего замечательного писателя Антона Павловича Чехова. Сейчас мы идем в бой. Во имя любви к жизни, во имя любви к человеку, во имя всего того, чем жил и что любил наш Чехов, мы будем уничтожать орды фашистских злодеев, заливших кровью нашу родную землю.

По поручению бойцов и офицеров части — старший лейтенант В. Стеженский. 16 апреля 1944 года».

Это письмо Мария Павловна считала наградой за дело, которому посвятила жизнь. В тот день она написала в Москву: «Мы снова начали жить…»

Высоко оценило Советское правительство заслуги Марии Павловны Чеховой по сохранению дома и литературного наследия А. П. Чехова. В 1944 г. она была награждена орденом Трудового Красного Знамени. В 1953 г. в связи с 90-летием ей присвоили звание заслуженного деятеля искусств РСФСР. Она была Почетным гражданином Ялты, неоднократно избиралась депутатом Ялтинского городского Совета. Умерла Мария Павловна 15 января 1957 г. на 94-м году жизни. Похоронена на городском кладбище Ялты.

Частый гость чеховского дома С. Я. Маршак писал: «После смерти Марии Павловны дом Чехова в Ялте второй раз осиротел. Но до тех пор, пока он стоит, в нем будет жить вместе с Чеховым его самоотверженная, чистая душой, умная и наделенная долей чеховского таланта сестра…»

Из дома экскурсанты выходят во двор через прихожую; здесь в углу стоит вешалка, на которой когда-то висело пальто хозяина: при его жизни вход в дом был здесь. На парадной двери укреплена медная табличка — «А. П. Чехов».

Более восьми десятилетий не зарастает к ялтинскому дому Чехова народная тропа. Этот дом повидал многих знаменитых современников Чехова. Его гостями были советские писатели А. Толстой, Вс. Иванов, Ф. Гладков, К. Тренев, П. Павленко, Л. Сейфуллина, А. Твардовский, С. Маршак, Р. Гамзатов, М. Светлов, С. Смирнов, А. Арбузов К- Паустовский и другие. Здесь побывало немело зарубежных писателей в том числе Андре Стиль, Пабло Неруда, Джеймс Олдридж, Михай Бенюк; дом Чехова посетили выдающийся деятель Французской компартии и международного коммунистического и рабочего движения Жак Дюкло, американский певец Поль Робсон.

По сложившейся традиции и сейчас в гости к А. П. Чехову приходят писатели, артисты, художники, ученые, видные государственные и общественные деятели. Особенно празднично бывает здесь в знаменательные даты; в проходящих здесь Чеховских чтениях принимают участие известные литературоведы, научные сотрудники институтов и музеев. В зале с литературной экспозицией и в чеховском доме читаются лекции, организуются тематические вечера с участием известных артистов, устраиваются выставки. Ежегодно музей отмечает день рождения А. П. Чехова — 29 января и день его памяти—15 июля. 9 сентября 1981 г. общественность Ялты впервые торжественно отметила день вселения писателя в свой дом.

Весной 1981 г., когда музей отмечал свое 60-летие, произошло знаменательное событие — в Ялту приехал МХАТ. В городском театре был показан спектакль по пьесе А. П. Чехова «Иванов» в постановке народного артиста СССР О. Н. Ефремова. Ведущие роли в спектакле исполняли замечательные советские актеры народные артисты СССР И. М. Смоктуновский, М. И. Прудкин, А. А. Попов.

Сотрудники музея проводят большую научную и собирательскую работу; международные связи способствуют пополнению его фондов зарубежными изданиями произведений писателя. Многогранны связи музея со школами — от консультаций до практики учащихся в его стенах. Ялтинский дом Чехова стал своеобразным центром культурно-массовой работы в городе.

Большую заботу проявляет Советское правительство о сохранности Дома-музея А. П. Чехова, являющегося памятником мировой культуры. В 1974–1980 гг. в доме проведены ремонтно-реставрационные работы: надежно укреплены фундамент, стены и межэтажные перекрытия, оборудовано калориферное отопление. Осуществлена реставрация мебели и других ценных экспонатов. Ради сохранности мемориальной обстановки и чеховского дома пропускная способность ограничена до 100 000 посетителей в год. В недалеком будущем в мемориальном флигеле откроется тематическая экспозиция «История музея», а рядом с литературным павильоном будет построен лекционный зал.

Необыкновенной популярностью пользуется чеховский дом у советских людей, у многочисленных зарубежных гостей нашей страны. Книги отзывов хранят взволнованные записи, в которых посетители музея выражают любовь к великому русскому писателю, благодарность людям, бережно хранящим его наследие. Вот одна из них:

«Как назвать, как разобраться в том необыкновенном, что каждый раз охватывает, когда переступаешь порог ялтинского дома Чехова? Да и надо ли разбираться? Ведь касаешься следов, живых следов великой и такой человечной жизни» (В. Сафонов).