Меню

Сооружение 30-й береговой батареи

Самую большую на Черном море бронебашенную батарею для защиты Севастополя с моря начали строить в Крыму в устье реки Бельбек в 1912 году с учетом рекомендаций инженера-фортификатора Кюи, который, изучив в специальной работе особенности обороны этого города в 1854–1855 годах, предложил для нее наиболее выгодную позицию. Это была возвышенность, несколько изогнутая и одной стороной обращенная к морю. Кроме того, господство над окружающей местностью обеспечивало орудиям круговой обстрел. К 1914 году успели вырыть котлованы для башен и несколько подземных погребов, после чего строительство батареи законсервировали. Российский флот господствовал на Черном море в 1914–1917 годах, и корабли противника не смели показываться близ его базы.

Осенью 1931 года командование морских сил Черного и Азовского морей решило завершить строительство и обратилось к наркому обороны К. Е. Ворошилову за поддержкой. Нарком проект одобрил, и работы начались незамедлительно.

В 1932 году возобновились работы по строительству уникального фортификационного сооружения — бронебашенной батареи М-30 в устье реки Бельбек, на Северной стороне Севастополя.

В феврале ударили невиданные в Крыму морозы — 22 градуса, но стройка не прекращалась ни на минуту. Проектированием батареи руководил А. И. Васильков. Бетонный массив сооружался на овальной высоте небольшой площади. Проект производства работ по его бетонированию был исключительно сложным. На строительной площадке в одну смену работали 1500 человек, там же размещались огромные массы щебня, песка и цемента для приготовления бетона, который укладывался вручную. В то время вибраторы на строительстве еще не применялись. Доставка бетона к месту укладки производилась вагонетками по узкоколейке и тачками по катальным дорожкам.

Специалисты экономили каждый рубль, при строительстве широко использовали многие механизмы и детали, оставшиеся от тяжелых боевых кораблей царского флота. С Днепростроя доставили бетономешалки. Темпы строительства были очень высокими. В час укладывали по сорок пять кубометров бетона. В боевое перекрытие — крышу подземного форта — было уложено 25 тыс. тонн высокопрочного бетона, почти 2 тыс. тонн стальной арматуры.

Необходимо было выполнить большой по тем временам объем железобетонных работ, произвести монтаж сложнейшего оборудования. Строительно-монтажные работы, непрерывность бетонирования, связанная с обеспечением высокой прочности бетона, требовали соответствующей технологии. Следовало обеспечить укладку в час не менее 45 кубометров бетона. Такие темпы достигались только на строительстве Днепрогэса. Сложная система бетонирования была разработана Б. К. Соколовым, он же воспитал группу фортификаторов, среди которых выделялись Я. К. Балицкий и А. С. Запорожец.

Качество бетона боевого покрытия было проверено восемь лет спустя, в оборону Севастополя. Противник подтянул 600-мм осадную артиллерию, эскадрильи вражеских бомбардировщиков систематически бомбили батарею, а добротно сделанный военными строителями бетон не поддавался. В изданной в 1943 году германским командованием брошюре «Борьба за Севастополь» фашисты писали: «Построенные в период с 1920-го по 1941 год бронированные батареи 1 и 2 (30-я и 35-я) являются примером тщательного выполнения массивных бетонных сооружений».

Необходимый песок на строительство батареи добывали на любимовском пляже, промывали пресной водой. Вагонетками и конной тягой доставляли его на позицию батареи. Для осуществления поставок цемента, металлических конструкций (плит, башен весом до 95 тонн, броневых дверей, рам, анкеров, опорных балок перекрытий, позднее — орудий и деталей) от станции Мекензиевы Горы к батарее проложили железнодорожную ветку нормальной колеи протяженностью 6,5 километров, посредством которой мощные транспортеры Ижевского завода с броней, орудиями и обычные товарные составы с изделиями могли подходить к массиву батареи, разгружались установленным там краном и монтировались «с колес». Строительство батареи завершили за 4 месяца, сэкономив более 250 тысяч рублей в ценах 1926 года.

В подготовительный период построили в двух километрах от батареи казарменный городок на 500 человек, клуб, жилье на 30 семей, склады, мастерские и стационарную зенитную батарею № 79. Все работы по завершении строительства 30-й и 35-й батарей, подземной АТС производились вольнонаемными рабочими под руководством начальника участка Военно-строительного управления МСЧМ военного техника С. Н. Смолина. Он одним из первых в 1936 году был награжден орденом Красной Звезды, блестяще окончил Военно-инженерную академию, в 1941 году участвовал в строительстве оборонительных объектов на Балтике. В начале Великой Отечественной войны при переходе кораблей из Таллинна в Кронштадт Н. С. Смолин погиб.

На строительстве с большим старанием и отдачей трудились многие рабочие, солдаты, сержанты. Под руководством арматурщика Н. Д. Огородникова саперы отдельной севастопольской роты в течение трех месяцев вручную изготовили и уложили только в боевое покрытие 30-й батареи свыше 22 тысяч кубометров бетона, около двух тысяч тонн арматуры.

Осенью 1931 года батарею посетил заместитель Наркомвоенмора С. С. Каменев. Часто бывал здесь и командующий Черноморским флотом И. К. Кожанов.

В период его командования на Черноморском флоте были сооружены места для базирования ряда кораблей, ремонтная база флота, расширены и механизированы арсеналы и склады. Он всегда знал нужды военных строителей. Часто его видели и на строящихся объектах, и на собраниях личного состава.

Пробный отстрел батареи № 30 был произведен в 1934 году. В 1936 году приступили к работам по строительству командного пункта батареи, центрального поста и подземной галереи между КП и артиллерийским блоком. КП разместили внутри старого бетонно-земляного форта Бельбекской группы сухопутных укреплений, возведенного в начале века.

Одновременно со строительством КП батареи создавали систему сопряженного наблюдения для корректировки стрельбы башенных батарей по морским целям. Такие посты, оборудованные на мысе Лукулл, в устьях рек Альма, Кача, у Херсонесского маяка, на мысе Фиолент и на горе Кая-Баш (западнее Балаклавы), имели дальномеры и визиры, установленные в железобетонных двориках, убежищах для личного состава и жилых помещениях.

Батарея береговой обороны, по мощности залпа равная линкору, вступила в строй. Ей присвоили № 30. Орудия батареи имели «царственный» калибр — двенадцать дюймов 305 мм, способность вести огонь по кораблям противника и по его сухопутным частям, вес снаряда — 471 кг, дальность стрельбы — до 42 км.

Командиром батареи назначили выпускника Московского артиллерийского училища, капитана Георгия Александера, военкомом — старшего политрука Ермила Соловьева.

ББ-30 к началу Великой Отечественной войны входила в состав 1-го отдельного артиллерийского дивизиона береговой обороны главной базы ЧФ. Шедевром советского фортификационного искусства называли 30-ю батарею специалисты. Фабрикой артогня и подземным линкором величали ее сами батарейцы.