Меню

Таврское святилище у Гурзуфского седла

Поистине археологической сенсацией можно считать находки, полученные во время археологических раскопок в Крыму на перевале Гурзуфское седло (Гурбет-Дере-Богаз), проводившихся под руководством ялтинских археологов Наталии и Виктора Новиченковых с 1981 по 1993 гг. Здесь было раскопано античное таврское святилище, просуществовавшее с III в. до н. э. по III в. н. э. Рядом со святилищем обнаружены остатки более позднего средневекового христианского храма.

Святилище на перевале Гурзуфское седло было открыто совершенно случайно. В конце 70-х годов XX в. в горах на яйле прокладывали газопровод Ялта — Алушта. В 1981 г. гурзуфский краевед Иосиф Дмитриевич Дроздов сообщил в Ялтинский краеведческий музей о том, что при ведении земляных работ для строительства газопровода в районе перевала Гурзуфское седло были обнаружены бронзовые вещи античного происхождения.

Осенью 1981 г. были начаты раскопки, которые принесли сенсационные результаты. Самое большое количество античных находок из обнаруженных в горной части Крыма приходится на святилище у Гурзуфского седла. Здесь был зачищен обширный слой из мощных скоплений жертвенных животных, множество разбитых при совершении обрядов амфор из Синопа, Гераклеи, с Родоса. Всего площадь раскопов составила 2000 квадратных метров. Причем насыщенность находок была такова, что о работе лопатами не могло быть и речи. Приходилось работать ножами и щетками.

Обычно при археологических раскопках снимаемый слой земли разбивают в плане на квадраты размером 5x5 м для удобства переноса места подходов на топосъемку. При большой насыщенности находок квадраты делают 2x2 м или 1x1 м. В раскопе лее на Гурзуфском седле эти квадраты были 33x33 см! Одних только античных монет найдено 270 штук, причем многие из них поистине уникальны.

В первые дни раскопок был найден золотой херсонесский статер 95 г. н. э. с изображением богини Девы. Всего в мире известно шесть таких монет. Позднее были найдены две серебряные тетрадрахмы с изображением понтийского царя Митридата VI Евпатора, бронзовые монеты архонта Боспора Асандра (47–17 гг. до н. э.), золотой статер Боспорской царицы Динамии (17–14 гг. дон. э.), жены Асандра и внучки Митридата VI Евпатора, статер основателя новой династии Боспорских царей Аспурга (8–38 гг. н. э.), выпущенный в 17г. н. э. Кроме этих уникальных вещей найдены монеты Боспорских царей Полемона 1(14–8 гг. до н. э.), Митридата VIII (38–44 гг. н. э.), Котиса I (44–68 гг. н. э.), то есть практически всех Боспорских правителей I в. до н. э. — 1 в. н. э. В святилище также найдены римские монеты с изображением Александра Македонского, его сподвижника фракийского царя Лисимаха, римского императора Марка Аврелия, полководцев Марка Антония, Сципиона Африканского, динарии императоров Августа и Тиберия.

Кроме монет особую ценность представляют 20 серебряных и бронзовых эллинских и римских статуэток с изображением Юпитера, Аполлона, Зевса, Посейдона, Деметры. Широко представлено вооружение — ножи, дротики, детали кольчуг. А найденный здесь римский щит «скутум» до сих пор был известен лишь по рисункам. Обнаружено очень много кухонной утвари, инструментов, стеклянных изделий. Причем, найденные на Гурзуфском седле изделия из бронзы, стекла, серебра практически не нуждались в реставрации, настолько хорошо они сохранились благодаря уникальности здешних почв. Всего в святилище на Гурзуфском седле найдено более тысячи предметов. Поистине, это настоящая «Крымская Троя».

Однако возникает целый ряд новых вопросов. Во-первых, почему именно здесь, в этом труднодоступном месте горного Крыма, достаточно длительное время существовало античное языческое святилище. Ведь перевал Гурзуфское седло — самый высокий перевал Крымских гор (1.388 м). Да и климатические условия здесь гораздо суровее, чем на Южнобережье. Здесь полгода лежит довольно-таки мощный снеговой покров, часты туманы и ветры. Да и немаловажен тот факт, что поблизости от святилища нет источников питьевой воды.

На первый взгляд, непонятно, почему так высоко в горах, а не на побережье, обосновалось это святилище. Некоторые археологи считают, что путь по яйле от Феодосии до Херсонеса был короче и ровней, чем по побережью, и именно на этом пути на перекрестке с дорогой, идущей из Гурзуфской долины в Качинскую, и было основано святилище. Однако кто мог в те времена добираться этим путем из Феодосии в Херсонес (или наоборот)? Вряд ли римляне или греки решились бы проложить этот торговый путь по территории, занимаемой воинственными таврами, которые нередко промышляли разбоем и пиратством. Да и не намного этот путь легче (если не тяжелее), чем по побережью. К тому же связь между Херсонесом, Феодосией и Боспором легче, быстрее и безопаснее было осуществлять морем. Поэтому выводы о том, что святилище у перевала Гурзуфское седло возникло на перекрестке торговых путей, на мой взгляд, малоубедительны.

Очевидно, что святилище для тавров, как и для других народов, было священным местом, особо оберегаемым от врагов. Может быть, именно поэтому тавры, теснимые со всех сторон скифами, греками, римлянами, и устроили свой храм в труднодоступном месте Горного Крыма. В то же время перевал Гурзуфское седло — чуть ли не единственное место в горах, откуда видны одновременно море, Гурзуф, Аю-Даг и Симферополь, где находилась столица скифов — Неаполь. Так что с этого места легко обнаружить угрозу нашествия врага и вовремя спрятать в укромное место в горах реликвии, хранившиеся в храме.

Очень хотелось бы связать святилище на Гурзуфском седле с легендарным таврским храмом Девы. Но здесь имеется хронологическая неувязка: древнегреческий драматург Еврипид написал «Ифигению в Тавриде», где описывает храм Девы, в 412 г. до н. э., а храм над Гурзуфом датируется III в. до н. э. — III в. н. э. Но, может быть, где-то рядом с ним находится пока еще не найденный более древний таврский храм, а раскопанное святилище является как бы его правопреемником? Слишком длительное время просуществовал храм на Гурзуфском седле, что несомненно говорит об особом почитании этого святилища у тавров.