Меню

Подвиг матроса Ивана Голубца

Ценой совей жизни, матрос в марте 1942 года спас дивизион морских охотников и несколько десятков своих сослуживцев.

Официальная версия

25 марта 1942 г., во время обстрела германской дальнобойной артиллерией бухты на сторожевом катере СКА-0121 в результате происшедшего поблизости взрыва вражеского снаряда был пробит осколками один из бензиновых баков. Возник пожар. Поскольку на катере в этот момент находилось 8 больших и 22 малых глубинных бомбы, возникла угроза мощного взрыва, в результате чего могли быть уничтожены находившиеся поблизости 4 ремонтирующихся сторожевых катера, плавучий кран, болиндер, судоремонтная мастерская.

В борьбу с огнем вступил рулевой катера старший краснофлотец Иван Голубец. Поняв, что самостоятельно потушить вспыхнувший пожар не удастся, он для предотвращения взрыва начал сбрасывать за борт глубинные бомбы. Последняя из них взорвалась, в результате чего матрос погиб. Он был с почестями похоронен рядом с местом своей гибели, а после войны на этом месте воздвигли обелиск.

За проявленный героизм Ивану Голубцу было присвоено звание Героя Советского Союза, первому на Черноморском флоте, посмертно.

Реальные события

После распада коммунистического строя появился ряд свидетельств, которые существенно уточняют и даже видоизменяют картину происшедших событий. Но прежде чем изложить эти свидетельства необходимо попытаться самостоятельно рассмотреть объективные обстоятельства происшедшего. Мог ли один человек за имевшиеся в его распоряжении с момента начала пожара и до момента взрыва 10–15 минут самостоятельно сбросить за борт такое количество объемных и тяжелых предметов, да еще находясь среди бушующего пламени?

Спустя 35 лет после прошедших событий в Совет ветеранов Краснознаменного Черноморского флота поступило письмо от одного из очевидцев и участников этих событий, в то время матроса сторожевого катера СКА-0111 Николая Зубкова. Согласно письму, Иван Голубец не являлся членом экипажа загоревшегося катера СКА-0121, он был рулевым на СКА-0183. Первыми приступили к тушению пожара члены экипажа СКА-0121 старшина 2-ой статьи Виктор Тимофеев и краснофлотец Василий Жуков. Через несколько минут к ним на помощь пришел рулевой катера СКА-0183 старший краснофлотец Иван Голубец. Втроем они успели сбросить за борт все глубинные бомбы, но погибли в результате взрыва одного из бензобаков горевшего катера. Их тела на следующий день захоронили на Русском (ныне Старом городском) кладбище Севастополя, недалеко от его западной стены, рядом с могилой погибших за полгода до этого матросов-минеров. Похоронная команда состояла из членов экипажа катера СКА-0111 — боцмана Василия Лапина, матросов Новикова и Зубкова. Обе могилы сохранились до настоящего времени, только могила двух героев является безымянной, поскольку по официальной версии герой был один и похоронен в Стрелецкой бухте.

Командование части практически сразу после происшедших событий направило представление в вышестоящие органы, о присвоении всем троим погибшим звания Героя Советского Союза, но присвоено оно было только Ивану Голубцу, так как его фамилия стояла первой по алфавиту, и он был членом ВЛКСМ, тогда как остальные двое были беспартийными.

Это свидетельство очевидца подтверждается и данными из Центрального Военно-морского архива СССР (ныне ЦВМ Российской Федерации), ф. 864, оп. 1, дело 1313, л. 60, поступившими в Севастопольскую книгу памяти, где указывается одновременность гибели всех трех человек и одно место их захоронения (западная стена Русского кладбища). В этом же деле, очевидно, находится и представление троих моряков к званию Героя Советского Союза.

Таково разрешение еще одной загадки истории Черноморского флота и второй обороны Севастополя.

Константин Колонтаев