Меню

Завод «Гидроприбор»

Завод «Гидроприбор» — бывший секретный объект в Орджоникидзе в Крыму, засекреченный завод по производству торпед, глубинных бомб, расчесок и спиц. Перешел в частную собственность в конце 2007 года ЗАО «Альминский камень».

Завод «Гидроприбор» появился в 1911 году, когда началось строительство пристрелочной базы под руководством вице-адмирала М.В. Бубнова и закончилось в 1913–1914 гг. около Ляла-Текин (двуякорная). Своим появлением он превратил курортный поселок в запретную зону. В близлежащей Феодосии мало что знали о происходящем в Орджоникидзе. Все жители поселка давали подписку о неразглашении, а тем временем слухи все ширились. Основная задача предприятия — производство и испытание торпед, также некоторые источники сообщают о том, что на заводе изготовляли глубинные бомбы. Второстепенное производство — спицы, расчески и другой ширпотреб. Весь поселок был огражден колючей проволокой, а сам завод до этих пор хранит следы «секретности»: «колючка» вокруг территории «Гидроприбора» была под напряжением, о чем красноречиво говорят электроизоляторы.

Со временем завод стал одним из флагманов торпедостроения в Советском Союзе. На нем изготавливались 18 типов тепловых торпед: воздушные, кислородные, перекисно-водородные, на унитарном и твердом топливе. Здесь же проходили отработку и самые грозные торпеды калибра 650 мм, и все модификации ракето-торпеды «Шквал» с у невероятно высокой скоростью — 350 км в час под водой. Здесь же производились уникальная аппаратура для атомных субмарин.

Всего на территории завода было пять цехов, каждый «занимался» своим делом. Первый и самый взрывоопасный цех (его сровняли с землей сразу после закрытия завода) — испытательная станция, второй — цех по сборке торпед, в третьем цехе собирали платы и заодно штамповали все те же спицы с расческами, четвертый цех отвечал за водоснабжение, электроподачу и остальные столь необходимые предприятию коммуникации, и пятый — цех гальваники, где весь ширпотреб обрабатывали. Отработанные растворы сливались в отстойники, а потом, как можно догадаться, — в море.

Завод был практически независим от внешнего мира, на нем даже была своя кислородная станция. Естественно, что не цехами едиными был богат «Гидроприбор»: лаборатория, главный конструкторский отдел, очистные сооружения и многое другое. Вся эта махина занимала 17 га земли между Двуякорной бухтой и Коктебельским заливом. При этом жизнь в Орджоникидзе полностью зависела от работы завода. Практически все жители работали на этом заводе, кроме того, там работали командированные из Питера, надо полагать, с Балтийского литейно-механического завода или другого подобного предприятия.

Во время Великой Отечественной войны завод использовался немцам как перевалочная база, а сам он был эвакуирован в Каспийск.

После распада Советского Союза предприятие оказалось совершенно не нужным. На сегодняшний день завод практически уничтожен. Потеряны уникальные рабочие и инженерные кадры. Не подлежит восстановлению и полигон для испытаний. Оборудование, некоторые цеха — все растащено, демонтировано, уничтожено.

Сегодня объект все еще закрыт, но вот только не из-за уровня секретности, а потому, что он находится в частной собственности. В конце 2007 года завод был продан ЗАО «Альминский камень». Цена как для побережья очень даже щадящая — 17 миллионов гривен за 17 га. При этом «Альминскому камню» досталось 75% акций ОАО «Бухта Двуякорная», в которую был переименован завод. Одним из условий стало увеличение дохода за пять лет с трех миллионов гривен до одиннадцати. Счастливым обладателем территории завода стал Почетный генеральный консул Республики Турция в Днепропетровске Игорь Ханин. Естественно, что никто не разрешит «альминским» гостям штамповать торпеды, поэтому территория будет использоваться как рекреационный ресурс.

Как говорят многие жители Феодосии, на месте завода планируют строить яхт-клуб. Лучшего места, наверное, не найти на всем побережье: огромная территория, свой мини-порт и большое количество недвижимости.

Самое интересное, что до перехода Крыма под юрисдикцию России, посещение объекта согласовывалось с СБУ. Комментарий мэра Феодосии Александра Бартеньева:

— Мы сейчас собираемся вернуть «Гидроприбор» в собственность города, так как покупатели не выполняют обязательств, данных городу. А по поводу того, что вас не пустили на территорию, — не удивительно. Там до этих пор есть объект, на который вход воспрещен. То есть секретность еще какая-то осталась. Как вы понимаете, сказать о том, что именно находится секретного на заводе, я не могу. Но скажу точно: это не выдуманные доки для подводных лодок.

Вот истории, которые рассказали. Еще до развала в одной из бухт проводились испытания торпед, то есть завод работал по профилю. Но был у торпед один нюанс — многие запчасти были серебряные. Сразу после того, как СССР «пожелал всего хорошего», в бухту был спущен специальный корабль, который доставал старые торпеды. Сколько было вытянуто «гильз» — неизвестно, но как только «осаду» с поселка сняли, корабли археологов начали «штудировать» дно возле завода. Была найдена уйма старых кораблей, начиная с древнегреческих и заканчивая практически современниками тех, которые, видимо, торпеды испытывали.

Еще одна легенда гласит, что в один из «прекрасных» солнечных дней работники завода умудрились потерять подводную лодку-малютку. Каким чудесным образом можно было такое сделать в охраняемой бухте — неизвестно. Далее ситуация разворачивалась вообще сказочно: для того чтобы найти «потерю», в море выпустили специально обученных дельфинов, которые ее таки нашли. Что случилось дальше с экипажем — никто не знает. Но учитывая «наркомовские» взыскания, догадаться можно.

Также по слухам, под этим небольшим полуостровом, на котором находится завод, существуют специальные доки, в которые можно было попасть только с моря, и то исключительно на подводной лодке. Говорят, что туда свободно проходила подлодка средних размеров, но только с опущенным перископом.

Координаты: +44° 57' 15.00", +35° 22' 16.00"