Меню

Завод Гидроприбор на Киик-Атламе в годы второй мировой войны

В жизни каждого предприятия бывают периоды, как максимального расцвета, так и почти полного краха. Не явился исключением и бывший торпедный , расположенный на берегах великолепной , неподалеку от Феодосии в . Дважды государственные и военные потрясения практически уничтожали завод, и дважды он вновь возрождался из руин.

Как известно, жизнь и деятельность предприятий такого типа, связанного с производством оружия, всегда находится под грифом «совершенно секретно». Не явился исключением и этот завод.

Немного истории: После начала Великой Отечественной войны, деятельность торпедного завода №181 (завод «Гидроприбор») продолжалась в прежнем виде . Кроме того, по поручению Крымских властей завод должен был наладить выпуск ручных гранат. Техническим отделом была разработана своя конструкция и в минимально короткие сроки были сделаны первые образцы оружия. Они прошли всесторонние испытания и получили хорошую оценку со стороны военных специалистов. Был налажен серийный выпуск гранат с маркой завода — ФЗ-181 двух модификаций, которые незамедлительно стали поставляться армии и флоту.

В сентябре 1941 на заводе начался демонтаж оборудования, а со второй половины сентября началась и эвакуация, проходившая по двум направлениям — по суше через Керчь и морем через Новороссийск — Туапсе в Уральск и Каспийск. Несколько бригад слесарей-сборщиков на всю войну командированы в города Архангельск, Поти и Горький для оказания помощи флотам в подготовке боевых торпед.

После ухода последней группы рабочих торпедного завода, эстакада, павильон и пристань частично взорвали. Основные и вспомогательные цеха, складские и жилые помещения разрушены не были.

Уже в июле 1942 года в Двуякорную бухту была передислоцирована 1-я флотилия немецких торпедных катеров. Одной из главных задач флотилии были действия против советских каботажных перевозок у побережья Кавказа и охрана немецких морских коммуникаций.

Первые выходы к кавказским берегам были предприняты уже в начале августа. Для командования ЧФ это стало полной неожиданностью. Возможность появления катеров противника в районе южнее широты Туапсе казалась невероятной. Советский флот начал нести все возрастающие потери. Мало того, катера флотилии не ограничились только торпедными атаками, а принимали участие и в минных постановках. Все эти действия создавали колоссальную напряженность для Черноморского флота практически до освобождения Феодосии. Причем количество торпедных катеров было незначительным, и в различные периоды насчитывало от 6 до 9 единиц.

Но на этом значение базы на территории завода не ограничилось. Удобная бухта и хорошо сохранившийся причальный фронт был использован немцами для формирования конвоев состоящих из БДБ, паромов Зибеля и других небольших плавсредств для снабжения своей группировки на Таманском полуострове. На вершине м. Киик-Атлама были установлены дальнобойные артиллерийские батареи, наблюдательный пост и мощные прожекторные установки.

Все вместе, это создавало большую проблему для Черноморского флота практически до освобождения Феодосии. И советское командование принимало все усилия для уничтожения, базы противника.

Первой операцией по уничтожению плавсредств в Двуякорной был набег на бухту группой торпедных катеров 1 августа 1942 г. Катера вышли к цели на рассвете. В бухте были обнаружены десантные баржи противника. Катера выпустили торпеды, а затем обстреляли врага реактивными снарядами и из пулеметов. Нападение оказалось для противника совершенно неожиданным, ответный огонь был открыт с запозданием. Менее удачная операция проводилась 2–3 августа более серьезными силами в составе крейсера «Молотов» и лидера «Харьков». В результате крейсер «Молотов» получил тяжелейшие повреждения от попадания торпеды и с трудом добрался до Поти.

Для уничтожения плавсредств противника в Двуякорной бухте были использованы и подводные лодки.

21 апреля 1943 г. в 10 ч. 14 м. подводная лодка «М-111» находившаяся в Двуякорной бухте, обнаружила у пристани вражеские корабли — буксир, 1 торпедный и 3 сторожевых катера, стоявшие борт о борт. В 10 ч. 34 м. лодка выстрелила по ним с дистанции 8 каб. одной торпедой и потопила буксир (в 100 т). «М-111» была обнаружена и подверглась преследованию, но благополучно ушла.

Что бы в какой-то мере обезопасить себя от набегов советских ТКА и ПЛ, противником, хотя и со значительным опозданием, в Двуякорной бухте поздней осенью 1943 г. было поставлено минное поле «SM51/43M» (Еще в конце 60-х -начале 70-х гг. местные жители, тайком занимаясь подводной охотой в Двуякорной бухте, неоднократно находили на грунте морские мины).

И все же, несмотря на все усилия советской авиации и флота, до начала 1944 г. заводские помещения и причальный фронт, а так же жилой поселок оставались в большей мере не поврежденными. С начала января авиационная разведка ЧФ в числе основных задач имела и постоянную разведку Двуякорной бухты. Выполняя задачу, разведка 12 января 1944 г. обнаружила в Киик-Атламе семь торпедных катеров. А в 9 ч. 55 м. 15 февраля 1944 г. 12 самолетов Ил-2 в сопровождении 12 Як-9 двумя группами штурмовали семь торпедных катеров противника в Киик-Атлама. Два Ил-2 подавляли средства противовоздушной обороны. В результате был поврежден торпедный катер, подавлен огонь трех батарей мелкокалиберной зенитной артиллерии, вызван взрыв в районе торпедно-пристрелочной станции. Противник противодействовал сильным зенитным огнем.

Командующий флотом приказал командующему военно-воздушными силами Черноморского флота организовать и нанести удар по вражеским катерам, базировавшимся в Двуякорной бухте. При бомбардировке было приказано применять бомбы 250–500 кг.

В течении пяти минут 11 марта 25 самолетов Ил-2 в сопровождении 16 Як-9 и 10 ЛАГГ-3, а через день 24 Ил-2 в сопровождении 14 Як-9 и 12 ЛАГГ-3 повторно бомбардировали торпедные катера и баржи противника в Двуякорной бухте.

С 15 ч. 00 м. до 16 ч. 20 м. самолет Як-9 фотографировал результаты удара штурмовиков. По данным фотоснимков и наблюдениям экипажей, был уничтожен торпедный катер, а четыре других сильно повреждены, также повреждена большая десантная лодка. Предположительно, уничтожены две батареи зенитной артиллерии, одна из них мелкого калибра. Возникло три крупных взрыва и пожар на территории склада горючего и пять пожаров на пристрелочной станции. Проведено пять групповых воздушных боев. Наши летчики сбили немецкие самолеты — один Хе-111, три Ме-109; один Хе-111 подбит. Все наши самолеты возвратились на свои аэродромы.

Финал базы наступил в апреле.

7 апреля. Авиационная разведка обнаружила в 7 ч. 30 м. в Киик-Атлама шесть торпедных катеров и баржу. И сразу же 30 самолетов Ил-2 в сопровождении 22 ЛАГГ-3 и 16 Як-9 нанесли бомбоштурмовой удар по торпедным катерам в Киик-Атлама. Два Як-9 фотографировали результаты удара: повреждены два торпедных катера. Налету советских самолетов противодействовал сильный зенитный огонь и шесть немецких самолетов Ме-109, один Ме-110 и два ФВ-190. Зенитным огнем в районе цели сбит Ил-2; экипаж погиб. В воздушном бою сбит вражеский самолет Ме-109 в 14 милях южнее горы Опук. Один ЛАГГ-3 сел на воду, летчик погиб.

Очевидно, это был последний авиа налет советских самолетов на базу «Иван-Баба» — как называли ее немецкие катерники. Германское командование отдало приказ о перебазировании 1-й флотилии торпедных катеров в Сулину.

После того, как советские войска в апреле заняли Киик-Атламу, завод был осмотрен и составлен отчет.

В отчете сказано: «В период немецкой оккупации Крыма завод и жилые поселки были полностью разрушены, в том числе: 7 цехов, 23 жилых дома общей площадью 22640 м.кв. Кроме того, разрушено 17 домов общей площадью 3600 м.кв., в которых размещались столовая, амбулатория, библиотека, школа, баня-прачечная, магазин, клуб и другие культурно-бытовые учреждения.

До войны завод имел установленной мощности дизелей 2515 л.с. 75 единиц автотранспорта, 28 единиц плавсредств. Все было вывезено, подорвано, затоплено. Ущерб, нанесенный немецкими оккупантами заводу, выразился в 43,2 млн. рублей. Восстановление завода нецелесообразно».

Но все же его восстановили. При восстановлении завода и поселка так же использовался труд около 700 немецких военнопленных, лагерь которых располагался на территории поселка.

С марта 1948 года завод начал выпускать серийную продукцию, т.е. вступил в строй действующих предприятий страны, создавая новейшие образцы торпедного вооружения.

Сотрудники завода гордились своей работой. Чтобы стать настоящим торпедистом нужно было 10 лет! Все это время осваивать все образцы, изучать документацию, технологию, индивидуальные особенности каждого типа торпед. И только тогда рабочий получал право стать МАСТЕРОМ торпедного дела.