Меню

Достопримечательности Кыз-Кермена

Первое, что предлагается осмотреть в Кыз-Кермене, это — грот Черепаха с источником.

Грот с источником притаился у самого дна балки, в нижнем уступе правого склона. Летом он почти не заметен, так как перед входом высоко поднимаются сорные травы. И только по журчащей в тишине леса живительной струе можно догадаться о присутствии родника.

Проведенные в гроте археологические раскопки показали, что в древности здесь был вырублен вместительный бассейн. Небольшая округлая ванночка с отстойником, выбитая на дне у внутренней стенки бассейна, вероятно, появилась значительно позднее, когда обслуживаемое источником позднескифское поселение прекратило существование, а оставшийся без присмотра резервуар-водосборник стал заноситься илом и щебнем. Эта выемка собирала воду из второстепенной увлажненной трещины и явно не рассчитывалась на прежние потребности. В заполнении бассейна, впервые на Кыз-Кермене, найдены ручки амфор с эллинистическими клеймами: родосским и синопским, последнее — с неизвестным ранее именем гончара.

Напротив грота, у основания левого склона балки, расчищен комплекс виноградных давилен, часть которых разрушена позднейшей каменоломней. В карьере добывали блоки для отделки церкви, возведенной на водоразделе у края обрыва соседнего ущелья. Судя по облицовочной технике кладки и археологическим находкам, открытые раскопками остатки здания можно датировать XIV–XV вв. О неординарности и особом значении, придававшемся этой постройке, говорит не только тщательная обработка фасада стен, но и фресковая живопись, украшавшая интерьер.

У кромки плато зачищена вырубленная в скале могила с разрушенным погребением. Вероятно, здесь был похоронен обслуживавший храм священник или человек, отвечавший за его содержание.

В скальном навесе у подножия водораздела обнаружены круглые гнезда для деревянных конструкций, рядом расположен небольшой фот, в котором имеются различные подрубки, полочки и кольца для привязей. Высеченный на скале крест указывает на связь этого комплекса с храмом. Можно предположить, что под обрывами мыса в балке Кая-арасы находилось прискальное жилище священника.

Раскопанная на заброшенном позднескифском небольшая церковь относится к категории удаленных от населенных пунктов культовых построек, возводившихся на распутьях или перевалах.

Примечательно местонахождение храма — у расположенного на перекрестке дорог городища Кыз-Кермен, стратегическим положением которого объясняется последовательное возникновение оборонительных сооружений в эллинистическое, раннеримское и хазарское время. От церкви можно выйти к крепости с остатками поселения VIII–IX вв.

В фортификации Кыз-Кермена максимально использована естественная неприступность местности: на перешейке мыс пересекали оборонительная стена, упиравшаяся флангами в отвесные обрывы. К ее восточной оконечности подходит дорога, указывая местоположение несохранившихся ворот. Уцелевшая на высоту нижних рядов крепостная ограда сложена насухо из плотно подогнанных известняковых блоков. Она разделена на три куртины двумя полукруглыми башенными выступами, обеспечивавшими фланговый обстрел укрепленной линии. С тыльной стороны двухпанцирная кладка стены усилена мощным каменным валом. Образовавшаяся конструкция достигала в основании 6–8 м и могла успешно противостоять действию тарана.

При капитальном ремонте после разрушительного землетрясения в забутовке между панцирями было совершено ритуальное захоронение ребенка с горшочком для напутственной пищи. Оно находилось в самом центре стены, на одинаковом расстоянии от флангов, и может рассматриваться как строительная жертва.

Распространенный в прошлом жестокий обычай — замуровывать живых людей в фундаменты построек — должен был обеспечить их прочность и долговечность. Чаще всего строительными жертвами в Западной Европе были дети. Обреченные на мучительную смерть невинные души считались надежными покровителями крепостей и замков, спасающими от гибели, нашествия врагов, наводнений и землетрясений.

В завале стены обнаружены каменные надгробия необычной домообразной или антропоморфной формы. Стоявшие когда-то на могилах предков известняковые памятники явно преднамеренно помещались в стену в качестве оберегов.

Прилегающая к укреплению жилая территория занята обширными огражденными усадьбами, состоявшими из большого двора и нескольких построек, сложенных на глине из бутового камня. Незастроенная резервная часть городища в случае военной опасности служила убежищем для населения округи.

Всего на Кыз-Кермене насчитывается семь довольно крупных усадебных комплексов, каждый из которых включал от трех до семи каменных построек. Следовательно, можно предположить, что общее число жителей поселения едва ли превышало сто человек.

Это было смешанное по происхождению население предгорья, сформировавшееся на основе разных этнических компонентов — сармато-аланского, готского, греческого, праболгарского и др.

Археологическими раскопками затронуто несколько усадеб, но только одна из них (рядом с оборонительной стеной) исследована достаточно полно. Здесь раскрыто семь разновременных жилых и хозяйственных построек с винодельческим комплексом и кузнечной мастерской.

При раскопках собрана большая коллекция различных изделий (посуда, орудия труда, украшения), рассказывающих о занятиях и повседневной жизни их владельцев. Находки железных крестов и других предметов христианского культа позволяют предположить, что усадьба принадлежала духовному лицу.

В юго-восточной части поселения раскопана большая многокамерная постройка — самая крупная на городище. Усложненность архитектурной формы, в частности, устройство галерей, а также более разнообразный ассортимент находок дают основание считать ее домом правителя. Появление такого главного сооружения (замка, кремля или дворца правителя), служившего центром притяжения общественной жизни, — один из характерных признаков зарождающегося города.

Основу хозяйства средневекового Кыз-Кермена составляли традиционные для предгорья земледелие и скотоводство, но наряду с ними развивались и ремесла: такие, например, как гончарное и кузнечное. Не последнее место в экономике поселения занимало и виноделие, о чем наглядно свидетельствуют виноградные давильни с вырубленными в скале неглубокими корытами, соединенными с резервуарами для стекавшего сока.

Компактная группа из четырех тарапанов разместилась при дороге на восточном краю плато, и так как сконцентрированы они в стороне от усадеб, вероятно, предназначались для общественного пользования.

Но были виноделы, не желавшие зависеть от общей очереди. Прекрасно сохранившиеся индивидуальные давильни расчищены на усадьбе близ оборонительной стены и на краю уступа у западного обрыва.

Есть на Кыз-Кермене и искусственные пещеры, обнаружить которые совсем не просто, да и посещение их потребует определенной смелости и риска.

Рукотворных пещер здесь всего три, так как условия для массового распространения внутрискальных помещений в тот исторический период еще не сложились. Поэтому вырубались они в силу особой необходимости, и каждая является в своем роде уникальной.

В наиболее интересную пещеру, расположенную в восточном обрыве мыса, можно спуститься по узким подрубкам для деревянной лесенки, примыкавшей когда-то к плоскости обрыва. От нее остались лишь круглые ямки для стояков перил и ограждения площадки у входа в помещение.

Поверхность стен тщательно обработана зубаткой, в южной и западной — вырублены лежанки.

На полу у входа выдолблена ямка для очага с сильно закопченным окошком-дымоходом в передней стенке. В северной стене высечены две разновеликие ниши, вероятно, для икон, рядом с ними - миниатюрное углубление для светильника. Меньшая, культовая, часть отделялась до середины высоты помещения деревянной перегородкой, на что указывают вертикальные пазы в западной и восточной стенах.

По интерьеру эта пещера напоминает монастырские кельи и, возможно, являлась прибежищем отшельника.

В 1982 г. на южной окраине поселения, в восточном обрыве, обнаружена небольшая и труднодоступная дозорная пещера. Желобок для перегородки в задней стене помещения дает основание полагать, что пещера делилась на два равных по величине отсека.

В комплексе небольшой усадьбы под покровом зарослей скрывается похожая на шахту вертикальная полость глубиной около 2 м. С поверхности в нее можно проникнуть через узкий люк. Пещера имела хозяйственное назначение и, возможно, использовалась для сбора воды.

Проблема водоснабжения пещерных городов до сих пор остается недостаточно изученной. Как же ее решали обитатели Кыз-Кермена, на плато которого родники отсутствуют? За ответом следует совершить экскурсию к подножию обрыва — к Большому гроту с небольшим озерцом внутри. Большая естественная полость располагается с западной стороны мыса. А если представить, сколько сотен (!) поколений людей пили из этого источника, то даже вкус воды покажется вам особенным. Именно от родника с озером поднимается наверх тропа, затем вырубленная в скалах лестница с полустертыми ступенями, по которой средневековые водоносы таскали в свой город бурдюки и кувшины с водой.