Меню

Создание подземного мозгового центра ЧФ («Объект 221»)

«Холодная война» наращивала витки смертоносной гонки вооружений. В США и Китае, Франции и Швеции под землю, под скалы, под бетон уходили штабы и казармы, ракетные установки и корабельные стоянки, военные заводы и аэродромы, арсеналы и хранилища стратегических запасов. Все готовились к выживанию в напророченной атомной войне — третьей и последней мировой.

Шок сорок первого года поставил советское руководство перед необходимостью готовиться к сокрушительным ударам по своей территории из-под воды, с воздуха, из космоса…

Одной из важных задач, стоящих перед Черноморским флотом к началу 80-х годов, было создание нового современного защищенного командного пункта флота.

Планируемый секретный объект должен был стать крупнейшим защитным сооружений на южном стратегическом направлении.

Строительство

Создавали Объект № 221 в Крыму в 70–80-е годы прошлого столетия, строительство его велось в восточном склоне горного массива у села Морозовка, в 4-х километрах от Балаклавы. Подземный бункер глубокого заложения, из которого в случае термоядерной войны должно было вестись боевое управление флотом, до 1992 года охраняли автоматчики в черных беретах морской пехоты.

К началу 70-х годов прошлого столетия технико-экономические и эксплуатационные характеристики старого командного пункта ЧФ уже не обеспечивали всевозрастающие требования к секретности, защите и живучести подобных сооружений. В целях обеспечения необходимого качества защиты и повышения надежности системы связи и управления флотом в начале 70-х годов начался поиск места для нового командного пункта, позволяющего в условиях ядерной войны управлять действиями разнородных сил ЧФ.

Из трех возможных вариантов Главнокомандующий Военно-Морским Флотом СССР адмирал флота Советского Союза Сергей Горшков выбрал район восточного склона горы «Шаан-Кая» восточнее Балаклавы, что в переводе означает «гора-мишень».

Строительство здесь, по расчетам экономистов, было дешевле, чем в других местах. Да и природный монолит скалы крепче, чем искусственный. Для того чтобы выполнить эту немыслимую фортификационную задачу, был сформирован специальный горнопроходческий батальон. В помощь его бойцам были приданы подразделения треста «Донецкшахтпроходка», имевшего большой опыт сооружения бетонированных шахт для баллистических ракет.

На неосвоенной площадке, в скальном грунте сопки, в 1977 году начались проходческие работы по строительству объекта. В начале строительство осуществлял севастопольский генподрядный УНР, выполнявший в то время в главной базе флота большой объем жилищного строительства собственными силами. Для проходки первого вертикального ствола в условиях неосвоенной площадки, при полном отсутствии подхода и подъездных путей, каких-либо инженерных коммуникаций, было выбрано подразделение треста «Донецкшахтпроходка», шахтопроходческий стройучасток № 1, которым руководил горный инженер Кухаревский.

Это управление специализировалось на проходке вертикальных стволов для ракетных комплексов по всей территории Советского Союза и имело большой опыт работы на автономных объектах.

С поставленной задачей коллектив строительного участка справился в срок с высоким качеством работ. Большой личный вклад внес бригадир проходчиков Герой Социалистического Труда Н. Тихонов. Выполненный первый вертикальный ствол глубиной более 150 метров использовали при горизонтальной проходке как вентиляционную шахту, что в значительной степени ускорило темпы буровзрывных работ.

Параллельно с началом горнопроходческих работ велось проектирование мозгового центра командного пункта, аналогов которому на флоте не было, и делал это Московский проектный институт.

В подземном сооружении под 180-метровой толщей скальных пород должны были разместиться узел связи, обеспечивающий связь через спутники с кораблями, находящимися в любой точке мирового океана, информационно-вычислительный центр, автономная система жизнеобеспечения —  электростанция, емкости для воды и топлива, система вентиляции и регенерации воздуха, кухня-столовая, медпункт. Внутренние помещения могли вместить сотни специалистов — офицеров штаба, связистов, обслуживающий персонал.

За пределами подземной части КП предусматривался городок для размещения дежурных смен, охраны, обслуживающего персонала. Городок состоял из четырехэтажной казармы, котельной, столовой на 250 посадочных мест, овощехранилища, очистных сооружений, системы водоснабжения с подземным забором воды, мощной ЛЭП с подстанциями.

Строительство самого командного пункта, наружных сетей и наземного городка потребовало создания нового строительного управления. Директивой заместителя министра обороны СССР по строительству и расквартированию войск от 15 июня 1981 года на базе генподрядного был создан специальный УНР с дислокацией в Севастополе. Начальником его был назначен майор Ю. И. Рева, прошедший школу строительства на Северном флоте. Генподрядный строительный участок, осуществлявший строительство КП, возглавил опытный инженер-строитель подполковник И. И. Есипенко, который самостоятельно принимал решения, умело вел работу с субподрядчиками.

При кажущейся простоте наземной части КП строительство оказалось достаточно сложным. Возводимые на крутых склонах постройки стали подвергаться воздействию оползней, грунтовых вод. Это требовало дополнительных проектных решений. На горизонтальной проходке подземной части КП работала специализированная строительная организация треста «Харьковметрострой» (начальник — Л.М. Луцик).

Это был высококвалифицированный коллектив механизаторов, буровиков, подрывников с мощной производственной базой. Они построили собственный бетонный завод, хорошо оборудованные мастерские по изготовлению различных металлоконструкций, деревообрабатывающий цех, стационарную компрессорную станцию для подачи сжатого воздуха на перфораторы, погрузчики пород и бетононасосы. Военные строители считали делом чести попасть в бригаду проходчиков.

На подземных работах находился, как правило, один взвод. Длительное время его возглавлял мичман Т. В. Павлюк. Он много работал с личным составом. Нередко сам брал в руки отбойный молоток или лопату и личным примером вдохновлял подчиненных военных строителей. Это был лучший взвод в военно-строительных войсках ЧФ. Наступление на земные недра длилось без малого пять лет. За это время в горном массиве удалось проложить сотни метров бетонированных коридоров-потерн.

Вертикальную проходку ствола № 2 продолжал строительный коллектив под руководством А. И. Симакова. При строительстве КП в скальных породах предстояло выработать сотни тысяч кубометров тяжелого грунта.

В плане подземный командный пункт походил на огромную букву «А», он сообщался с миром двумя расходящимися потернами, которые перекрывались на входах массивными противоатомными дверями со шлюзовыми камерами.

В горном массиве предусматривалось сооружение трех блоков. В первых двух блоках размещались все основные командно-управленческие службы.

Наверх уходили две шахты высотой 180 метров, диаметром 4,5 метра. Они служили для забора воздуха и вывода кабельных трасс к антенным устройствам. При необходимости можно было выбраться по ним на поверхность —  железные винтовые лестницы обегали их изнутри. Хитроумные запоры, задвижки, фильтры надежно защищали обитателей бункера от отравляющих газов и радиоактивной пыли. Сюда же, на вершину КП, должны быть выведены волноводы антенн для космической связи, с кораблями и подводными лодками.

Размеры каждого из блоков составляли: высота и ширина — 16 метров, длина — 130 метров. Третий блок, технологический, имел меньшие размеры: высота — 7,5 метра, ширина — 6 метров, длина — 130 метров. Все три блока соединялись между собой шестью проходными потернами с противооткольной облицовкой.

Непосредственно к подземному сооружению подходили потерны длиной 500 метров каждая. Степень защищенности была предельно высокой.

В двух блоках производилось строительство четырехэтажных помещений, в третьем — двухэтажных. Под землей, в замкнутом пространстве, приходилось монтировать четырехэтажные здания. Использование обычной строительной техники — башенных или автомобильных кранов — исключалось. Применялись специальная оснастка, различные подъемники и лебедки. По предложению начальника участка В. И. Янчука установили две кран-балки и с их помощью монтировали железобетонные колонны и плиты перекрытия с последующей заливкой бетоном.

Можно только удивляться, как строители умудрились это сделать без подъемных кранов и прочей громоздкой техники.

Очень важным и ответственным делом стало обеспечение гидроизоляции подземных помещений, предохранение их от проникновения подземных вод. Для этого была разработана технология металлоизоляции и герметизации сварных швов. Такая работа поручалась только высококвалифицированным сварщикам, каждый шов просвечивался рентгеновским аппаратом.

Подземная площадь 3-блочного защищенного командного пункта ЧФ составляла более 13 500 м², а площадь многоярусных подземных помещений комплекса достигала — 22 0000 м². Длина пешеходных коридоров комплекса превышала три с половиной километра, а объём подземных помещений превышал 80 000 м³.

Общая площадь помещений 4-этажного подземного здания первого блока составляла около 5 тыс. кв.м. Площадь помещений 2-этажного подземного здания третьего блока составляла более 1, 5 тыс. кв.м. Для того чтобы попасть в подземный мозговой центр Черноморского флота, необходимо сначала проделать путь длиной полкилометра.

С площадки перед порталом северного входа в КП открывался восхитительный вид на крымское взгорье, на плодоносные долины под огнецветным закатным небом. Вся подземная проходка велась с соблюдением норм тщательной маскировки. Выставлялась ложная техника, прокладывались ложные просеки и дороги. Создавалась легенда строительства наземного учебного центра. В этот период велись большие работы по образованию территории (организации рельефа) для строительства наземных сооружений. Места застройки размещались в основном на склонах гор, в лесистой местности, лишенной удобных подходов. Приходилось создавать подпорные стенки, уложив 6000 кубометров бетона.

Российский военный писатель капитан 1 ранга Николай Черкашин, в журнале «Совершенно секретно» за 2000 год описывает свои впечатления: «Можно только удивляться, как строители умудрились внутри горы построить четырехэтажное здание и это сделать без подъемных кранов и прочей громоздкой техники. Строители — монтажники ЧФ — напоминали мне тех изощренных умельцев, которые собирают в бутылках парусники… Действительно трудно поверить, что гора полая, как шоколадное яйцо «киндер-сюрприз». Для прокладки дорог вырубались просеки. Вырубка леса в Крыму возможна лишь с приобретением «порубочного билета». Лес твердых пород — дуб, бук, граб — поддавался распиловке с трудом. Приходилось точить пилы ежедневно. Просека была проложена вовремя, дорога, извиваясь, уходила в густые заросли дубняка с прорубленными просеками. Их прокладывали для маскировки объекта под лесную делянку. Порталам входных потерн придали вид фасадов двухэтажных домов. Окна второго этажа нарисовали черной краской. На фотографиях, снятых со спутников-шпионов, служебные постройки в запретной зоне ничем не отличались от расположенного рядом пионерлагеря «Алсу». Для особо любопытных распустили слух, что под Мишень-горой строится флотский учебный центр…».

Ход строительства КП флота постоянно контролировали начальник строительного управления ЧФ, заместитель командующего по строительству генерал-майор Л. В. Шумилов. Командующие флотом адмиралы Н. И. Ховрин, М. Н. Хронопуло регулярно посещали этот объект. Главком ВМФ адмирал флота Советского Союза С. Горшков, заместитель министра обороны, маршал инженерных войск Н. Ф. Шестопалов неоднократно бывали на строительной площадке, знакомясь с ходом работ.

В 1986–1987 годах основные горнопроходческие работы были завершены.

Приступили к прокладке системы вентиляции, кабельных панелей, облицовке и отделке блоков. Начался монтаж оборудования внутренних помещений. Предусматривалось оснастить КП сложной и дорогостоящей техникой, которая стала поступать на флот. Для ее хранения требовались специальные помещения, и поэтому работы по возведению хранилищ приобретали первостепенное значение. Их выполнял строи тельный участок, который с апреля 1985 года возглавлял капитан И. Д. Ганин. Он хорошо владел обстановкой, умел самостоятельно принимать решения и отстаивать их.

Выход на океанские просторы надводных кораблей и подводных лодок Военно-Морского Флота предъявил принципиально новые требования к пунктам управления связи. Они обязывали обеспечить надежную круглосуточную связь с надводными кораблями и подводными лодками, действующими как в надводном, так и в подводном положении, в любой точке мирового океана. И такая глобальная система связи была создана. Составной ее частью была система связи Черноморского флота. Для решения этой сложной проблемы потребовалось строительство новых современных радиоцентров, многоканальных магистральных линий проводной и спутниковой связи. Заказчиком строительства уникальных объектов радиосвязи «Пеленг», «Лафет», «Кристалл», «Кварц» был отдел связи Черноморского флота.

С развалом Советского Союза в 1992 году финансирование строительства «секретного» объекта № 221 было прекращено. Командный пункт ЧФ при 90 процентах готовности бросили, строители ушли, охрану сняли. Россия вышла из «холодной войны», а Украина от противоатомного укрытия для штаба своих ВМС отказалась.

Сегодня недостроенный подземный командный пункт принадлежит украинскому государству, власти изучают вопрос дальнейшего использования «еще одного шедевра отечественной фортификации». К настоящему времени разграблен расхитителями металла.