Меню

Склеп Березиных в Суук-Су

Удивительное свойство есть у человеческой психики: когда вокруг слишком много чудесного и удивительного, это начинает восприниматься как обыденность. На то, что в другом регионе было бы сенсацией, в Крыму зачастую смотрят как на банальную часть пейзажа. На расположенном между Гурзуфом и Аю-Дагом холме Суук-Су есть уникальное, напоминающее миниатюрную скальную церковь сооружение — склеп Владимира Березина. Даже для пресыщенного историческими и архитектурными памятниками Крыма этот объект необычен.

Ни в одном путеводителе, ни в одном рекламном проспекте вы не найдете даже простого упоминания об этом памятнике истории. Что удивительно вдвойне, ведь часовня-склеп возведена по проекту архитектора Николая Краснова, построившего знаменитый Ливадийский дворец. Но в отличие от Ливадии, наплыва туристов здесь не наблюдается. Шедевр знаменитого архитектора для широкой публики так и остается неизвестным. Да что туристы! Даже традиционной таблички «охраняется государством…» нет на стенах склепа.

Еще более странно то, что о часовне совсем не вспоминает даже православная церковь. Несмотря на то, что это единственное культовое сооружение в округе, чудом уцелевшее после разгула воинствующих безбожников (в тридцатые годы в Гурзуфе были уничтожены все храмы и потрясающей красоты мечеть), а главное — в часовне-склепе сохранилась икона, которая, возможно, имеет полное право именоваться чудотворной!

От Шаляпина до императора Николая II

В конце XIX века расположенное к востоку от Гурзуфа имение Суук-Су (название которого переводится с крымскотатарского как «холодная вода») купил действительный статский советник, талантливый инженер Владимир Ильич Березин. В 1896 году на Всемирной выставке в Париже он получил гран-при за уникальное техническое решение. Дело в том, что, до того как стали ходить поезда, революция в строительстве мостов не требовалась: они выдерживали груженые телеги, а через большие реки колесный транспорт переправляли мосты. Но для поездов совершенно не подходили старые деревянные мосты, человечество ломало голову над тем, какими должны быть новые, как их монтировать. А Владимир Ильич придумал, поэтому новый тип моста так и называли — «березинский».

Состояние, заработанное на постройке железнодорожных мостов в Сибири, позволило ему основать курорт, созданный с большим вкусом и по уровню комфорта соответствующий лучшим европейским стандартам. Первых посетителей курорт принял в 1903 году. К сожалению, сам Владимир Ильич до этого дня не дожил: в 1900 году он умер от рака горла. Дело мужа продолжила жена — Ольга Михайловна Соловьева. И продолжила весьма успешно. Вскоре курорт Суук-Су становится весьма популярным. Здесь побывали И. Бунин, А. Куприн, А. Чехов, Ф. Шаляпин, А. Суриков, К. Коровин и эмир Бухарский. В 1913 году курорт посетил даже император Николай II…

В память об умершем муже Ольга Соловьева на возвышающемся в самом центре имения холме построила часовню-склеп. Планировалось, что это будет родовая усыпальница Березиных-Соловьевых.

Чудом спасенная

Но так сложилось, что Владимир Березин оказался единственным погребенным там человеком — в годы Гражданской войны Ольга Михайловна эмигрировала во Францию. Ей хватило одной Февральской революции, чтобы сделать далеко идущие выводы о судьбе страны, и она покинула Россию. Позже мародеры вскрыли склеп и, обобрав погребение, выбросили из него останки Березина. Местные жители повторно их захоронили, но уже в обычной могиле.

В 1922 году элитарный курорт приглядело для себя правительство СССР — на его базе организуется дом отдыха для высокопоставленных слуг народа. На часовню долго не обращали никакого внимания. О шедевре Краснова вспомнили только в тридцатых годах, когда для каких-то хозяйственных нужд понадобился мрамор, которым склеп был обшит изнутри. Рабочим, снимавшим мраморную облицовку, было заодно дано указание сбить мозаичную икону с образами св. княгини Ольги и св. князя Владимира (небесными покровителями Ольги Соловьевой и Владимира Березина). Мол, негоже, что на территории правительственной дачи такое мракобесие наблюдается.

Вот тут и свершилось первое чудо. «Рабочие тогда отбили только правый нижний угол, — рассказывает местный краевед, хранитель музея истории «Артека» Владимир Свистов. — Удивительно, но удар молота сокрушил только фрагмент, на котором ничего, кроме фона, не было, — фигуры святых ничуть не пострадали, хотя от отбитого куска изображение св. Ольги отделяет буквально несколько миллиметров! Что заставило рабочих остановиться, неизвестно». Но это «что-то» оказалось сильнее страха попасть в «поповские пособники» со всеми вытекающими для тридцатых годов последствиями. Так икона уцелела в первый раз.

Второе чудесное спасение произошло после того, как курорт Суук-Су был передан пионерскому лагерю «Артек». Тогда часовню превратили в… мусорный накопитель. Дело в том, что в плане склеп похож на пронизывающий холм огромный колодец. Ранее его венчала небольшая башенка с окошками, через которые в часовню проникал свет. Вход в склеп закрыли, башню снесли, и получилась яма для мусора. На вершину холма вела удобная дорога, и мусор в импровизированный мусоросборник высыпали прямо с машин. Хватило бы одного неудачно упавшего с огромной высоты камня, чтобы полностью уничтожить образы святых, но и тогда икона уцелела…

Снова усыпальница

Только в конце шестидесятых усыпальницу Березина очистили от мусора — санэпидемстанция высказалась категорически против функционирования свалки на территории детского лагеря. До начала девяностых усыпальница являла собой жалкое зрелище: везде валялся мусор, все стены и колонны были исписаны и разрисованы так, что живого места не осталось, — пионеры спешили увековечить свое пребывание в «Артеке». То, что тогда икона уцелела, а не была превращена пионерами в кучку разноцветного щебня, даже большее чудо, чем первые два. Можно, конечно, все отнести на счет небывалой прочности сделанной на совесть мозаики. Но это объяснение кажется логичным только на первый взгляд.

Были же сооружения и более прочные, устойчивые — а их никакое чудо не спасло. Например, в 1985 году в «Артеке» открыли самый большой в мире памятник Ленину. У ног бронзового вождя находилась символизирующая собой пионерский костер огромная, метров 6–7 высотой, конструкция из нержавеющей стали и разноцветных стеклянных плит. Уже к началу девяностых все (!) плиты были благополучно разбиты пионерами на сувениры. А они были в добрых два пальца толщиной, и сокрушить их представлялось возможным разве что кувалдой. То, как были разбиты стекла с внешней стороны «костра», еще можно понять, но как детки, под рукой у которых ничего, кроме банального булыжника, не было, умудрились расправиться со стеклами внутренними, доступ к коим перекрывали металлические конструкции, остается загадкой и поныне. Если дети ради цветных стекляшек за какие то пять-шесть лет полностью раскурочили «костер» на охраняемом мемориале, то что же на протяжении почти четверти века оберегало состоящую из тех же стекляшек и брошенную на произвол мозаику?

Усыпальница хоть и не относится к лагерному хозяйству, но в начале девяностых международный детский центр благоустроил примыкающую к ней территорию, отчистил стены от надписей и провел частичную реставрацию. Тогда же на дверной проем навесили запирающуюся на замок решетку. Правда, надписи типа «здесь был Вася» еще появляются, но их регулярно смывают… В конце девяностых усыпальницу даже вновь освятили. В 1997 году на празднование столетия курорта Суук-Су приезжал внук Владимира Березина, Георгий, и уже не стыдно было показать ему восстановленный склеп знаменитого инженера.

А спасение самой иконы — пока что единственные три чуда, связанные с образами святителей Украины-Руси. Отсутствие оных, возможно, связано с тем, что перед этой иконой давно никто не молился и не просил о чуде. Может, стоит попросить — и чудо произойдет?

Координаты: +44° 32' 52.21", +34° 17' 32.81"