Меню

Джанике-ханым

Джаныке-ханым достаточно известная фигура не только в истории Крыма, но и Золотой Орды. Как образец архитектуры Малой Азии, в пещерном городе Чуфут-Кале хорошо сохранился ее мавзолей — неброское, украшенное резьбой восьмигранное здание.

Отец Джанике великий хан Золотой Орды Тохтамыш (соперник и победитель памятного в русской истории по Куликовской битве Мамая), приведший в 1832 г. огромной войско под стены Москвы, был впоследствии разбит знаменитым Тимуром, бежал в Киргизские степи, где и погиб в 1405–1406 гг. Таким образом, дочь его пережила отца на 32 года. Она была выдана замуж за Едигея — могущественного эмира ногайской орды, фактически управлявшего степью. Тем не менее, он не мог претендовать на трон, и лишь его потомство от брака с чингизидкой Джанике могло бы на это рассчитывать.

В 1397 г. Едигей переметнулся к самаркандскому правителю Тимуру; их войны с Тохтамышем развернулись на огромных пространствах Орды — от Крыма до Хорезма. В гневе на зятя и его жену — свою дочь — Тохтамыш убивает Тогайбек — мать Джанике.

Большое впечатление на мусульманский мир произвело паломничество Джанике в Мекку в 1416 г., отмеченное историками. Эласкалани пишет о прибытии знатной паломницы в Дамаск в сопровождении 300 всадников, совершивших хадж в обществе сирийского каравана. В 1420 г. произошла битва между Едигеем и крымским войском Кадыр-Берды хана, младшего сына Тохтамыша «от наложницы из племени черкес», как называли татары асов-алан. Оба соперника погибли в битве. Есть упоминание, что когда царевичу было три года, Джанике умолила Едигея пощадить брата и «спрятала его в царстве» — очевидно, в Кыркоре.

После смерти мужа — Едигея — она и сама возвращается туда, ведь по материнской линии ее корни восходят именно к Кыркору. Хаджи-бек, «хан Киркельский», упомянутый в связи со сражением при Синих водах 1363 г., приходился ей дедом. Его дочь Тогайбек стала одной из трех жен Тохтамыша и матерью Джанике. После гибели Кадыр-берды в 1420 г. Джанике осталась старшей в роду Тохтамыша и могла претендовать на власть, по крайней мере, у себя на родине в Кыркоре, подальше от кровавых усобиц распадавшейся Золотой Орды. Вероятно, она была правительницей кыркорского бейлика вплоть до своей кончины в 1437 г., как о том свидетельствует надгробная надпись. Судя по всему, она мудро сделала ставку на сторонников самостоятельного Крымского ханства и поддержала Хаджи-Гирея (тоже чингизида), видя в нем преемника и опору в борьбе с другими претендентами на власть. В Кыркоре Хаджи-Гирей появляется в 1437 г. Надо думать, благодаря ему укрепилась традиция, согласно которой происхождение самостоятельного крымского ханства возводилось к Тохтамышу через посредство его дочери, впоследствии правительницы Кыркора — Джанике-ханым.

Примечательно, что народная легенда опоэтизировала кыркорские корни Джанике, связав их с преданием о тайном колодце, служившем источником воды во время осады. Надо сказать, что и то, и другое, отдельно взятое — правда. Итак, согласно легенде, во дворец Тохтамыша, где живет затворницей юная Джанике, проникает пастушок Али и рассказывает ей, что Кыркор осажден и люди гибнут от жажды. «Ты наша, Джанике» — настойчиво повторяет он; именно поэтому доверяется ей тайна колодца, куда ведет такой узкий ход, что только тонкая, как тростинка, девушка может пробраться к воде. Всю ночь они носят воду, наполняя каменный бассейн. К утру Джанике, не выдержав напряжения, умирает, почитаемая народом как избавительница родного Кыркора. Примечательно, что легенда сохранила память о колодце на случай осады. Упоминается и дворец Тохтамыша, близ которого находится колодец. Но последний был в районе Бурунчакской стены, поблизости от Малых ворот; именно здесь, по преданиям, находился и ханский дворец. Действительно, в зарослях скрыты руины монументальных построек обширной усадьбы; небольшие раскопки поблизости выявили множество осколков изразцов: такими глазурованными плитками украшались стены парадных помещений в богатых домах.