Меню

Игумен Николай (в миру Иван Левченко)

Игумен Николай (в миру Иван Левченко) — настоятель Кизилташского монастыря в 1866–1893 годах после трагической смерти игумена Парфения.

Окрестные жители вспоминали игумена Николая «с благоговением, как о светлом и гуманном человеке, отличавшемся необыкновенной добротой и отзывчивостью». Евгений Марков в «Очерках Крыма», описывая свое посещение Кизилташа, описывает игумена, правда, не называя его имени, так:

«Игумен был совершенно такой, какой нужен в этом заоблачном ските: человек не книжный, но зато бравый и деятельный хозяин, который отлично знает, как прививать черенки, как объездить лошадь, как подкараулить татарина на порубке монастырского леса. Он говорил с большим воодушевлением о своей скотине, особенно о ее необыкновенной сметливости, о своих коммерческих проектах, об урожае, о воровстве татар. Он был в мире торговым человеком и не покинул своих практических вкусов, надев рясу. Он трудился много; он заставлял трудиться монахов; он по следам Парфения, обращал лесные дебри в сады, поля и огороды, удалившись от мира на кизилташский утес. Разве это не истинное пустынножительство? Разве это не христианский подвиг? Правда, он говорил языком не библейским, а простым языком умного мещанина, и вряд ли знал тексты, чтобы посыпать ими назидательную беседу, как хлеб солью; да, признаться, никакой назидательной беседы он с нами и не вел, если не считать за назиданье рассказ о том, как коровы отбивались от волков; он не стеснялся даже при своих монахах, при духовной пастве своей, выражать восторженную любовь к чаю, который он, по его словам, готов пить с утра до ночи; но это, однако, не помешало ему тотчас же после чаю, надеть ризу и отправиться в церковь служить всенощную. Хотя я и не слушал всенощной, но уверен, что этот естественный инок молился у себя на Кизилташской скале нисколько не менее искренно и не менее благоговей но, чем делают это в просвещенных губернских городах нарядно одетые дипломатические мужи, изведавшие тонкости академической философии».