Меню

Протоиерей Николай Мезенцев

Протоиерей Николай Мезенцев (1863–1938) родился в селе Красная Слободка Трубчевского уезда Орловской губернии в малоимущей семье псаломщика. Рано осиротев, духовное образование получил за казенный счет. В 1891 году приехал в Симферополь и был принят преподавателем в Таврическую духовную семинарию. В 1903 году отец Николай стал настоятелем храма Рождества Богородицы при больнице Таранова Белозерова и оставался им до своего ареста в 1923 году.

Установление советской власти повлекло немало трагических событий, как в личной, так и в церковной жизни отца Николая. Его старший сын Сергей Николаевич — офицер Добровольческой армии — прятался некоторое время в Симферополе, затем уехал в Севастополь, где был арестован и расстрелян. В 1922 году началась кампания по изъятию церковных ценностей для борьбы с голодом в Крыму. Отец Николай старался сохранить серебряные утварь и сосуды, необходимые для совершения Богослужений, икону Тихвинской Божией Матери, пожертвованную при учреждении больницы, и иконы, оставленные прихожанами в храме на хранение. Собрание прихожан решило выдать в помощь голодающим лом серебра и восемь риз с икон. Но властям казалось, что священник укрывает огромные церковные богатства, поэтому отец Николай был арестован. Ему предъявили обвинение в расхищении, сокрытии и небрежном хранении церковных цен костей, а также в оказании сопротивления при их изъятии. Протоиерея Николая Мезенцева осудили на три года концлагерей отправили в нижегородскую тюрьму, откуда выпустили досрочно спустя десять месяцев.

По возвращении в Симферополь отец Николай служил в Петропавловском соборе, затем перешел в Свято-Троицкую греческую церковь, ставшую позже кафедральным собором. Свято-Троицкий храм закрыли в феврале 1933 года, отца Николая вновь арестовали, обвинив в сокрытии ценностей теперь уже Петропавловского собора. Несколько месяцев он провел в тюрьме, заплатил 640 рублей штрафа, после чего его отпустили.

Тем временем Свято-Троицкий храм уже начали перестраивать под интернат для детей. Греческая община под руководством Анастаса Ксенитопуло встала на его защиту. Прихожане отправили ходатайство в греческую миссию в Москве. Раньше, по совету и с благословения отца Николая, они обратились к греческому консулу, с помощью которого общине удалось отстоять колокольный звон. Властям пришлось вернуть храм в 1934 году верующим, ведь большинство членов общины были греческими подданными, поэтому приходилось обращаться с ними корректно. Настоятелем храма был отец Митрофан Василькиоти. 85-летний старец, он совершал литургии, но выйти за пределы церковного двора ему уже не доставало сил. Отцу Николаю запретили совершать службы, но он помогал престарелому настоятелю исполнять требы и службы, читать и петь на клиросе.

15 декабря 1937 года протоиерея Николая Мезенцева арестовали в последний раз, обвинив в том, что он помогал сыну, белому офицеру, скрываться от советской власти, принимал активное участие в возвращении Свято-Троицкого храма и, «будучи в курсе деятельности контрреволюционной греческой националистической организации, скрывал это от Советской власти». Отец Николай и в этот раз не признал себя виновным, несмотря на преклонный возраст и болезни, держался мужественно, сохранял душевный покой и остался верным Христу и Его Святой Церкви. 4 февраля 1938 года священник Николай Дмитриевич Мезенцев был приговорен к расстрелу.

Определением Священного Синода Украинской Православной Церкви в 1997 году священномученик протоиерей Николай Мезенцев причислены к лику местночтимых крымских святых.