Меню

Турецкая баня в Евпатории

Турецкая баня в Евпатории — один из наиболее хорошо сохранившихся памятников средневековой архитектуры. Она интересна прежде всего, тем, что существует и действует со времён средневековья. Баня была построена в XVI веке славянскими рабами, имя её архитектора неизвестно. В то время на территории нынешней Евпатории находился один из самых больших невольничьих рынков Европы. Здесь мылись не только турки и крымские татары, но и славяне-рабы, которым хозяева хотели «придать товарный вид».

В те далёкие времена, когда строилась эта баня, Евпатория называлась Гезлевом, в городе было 2 тысячи дворов, 24 мечети, 7 колодцев с «водой кристальной», 11 гостиниц, несколько сотен частных бань, которые строили на собственных подворьях состоятельные люди, и 5 общественных бань. До наших дней сохранилась лишь эта, по улице Красноармейской.

Турецкая баня представляет собой многокупольное здание сложенное из местного известняка-ракушечника на крепком растворе и бута с двумя отдельными входами параллельно расположенных мужской и женской частей. Внутренняя планировка этого здания соответствует схеме, по которой строились все турецкие бани и состоит из четырёх последовательно сообщающихся помещений с нарастающим температурным режимом (от 35°С до 55°С): раздевалки («джамкон»), комната отдыха («соулук»), потельного зала (или другими словами — парилки) и «Согуклук» (помещение для мытья, массажный кабинет).

Принцип евпаторийской турецкой бани, как и её сородичей по всему миру, заключался в телесном, а вместе с ним и духовном, очищении за счёт создания очень влажного (до 100%) жаркого воздуха за счет подогрева пола во всех помещениях (для комфорта посетителей выдавались специальные сандалии или «налык» на деревянной подошве) и нагнетания пара через отверстия в стенах. Внутри полы и стены были отделаны мрамором, вдоль стен установлены мраморные скамьи и ванны. Журчание фонтана усиливало атмосферу отдыха и расслабленности. Сюда приходили не только помыться, но и пообщаться, узнать новости. Освещалась баня через круглые окна, прорезанные в куполах.

На протяжении 450 лет своего существования баня несколько раз ремонтировалась, обновлялась, а порой и перестраивалась, постепенно теряя свой первоначальный облик. В нынешнем своём состоянии уникальное для Крыма сооружение османской культуры утратил купол первого помещения (уступил место плоскому перекрытию). Так же практически полностью был уничтожен внутренний интерьер (мрамор заменён ещё в 1970-х бетоном и метлахской плиткой, отдельные сохранившиеся архитектурные детали перевезены в Евпаторийский краеведческий музей), древний водопровод уступил место современному (проложены металлические трубы, построена котельная). И при всем при этом почти двадцать лет помещения бань находились в полном запустении. Нынче решено вернуть ей утраченный колорит средневековья.

Описание бани

Состоит турецкая баня из женского и мужского отделений, расположенных параллельно друг другу с примыкающими к ним помещениями для отопления и водоснабжения, и ничем друг от друга не отличаются. На краю кровли из черепицы, над входными дверями, располагались деревянные скульптуры с изображениями мужчины и женщины (конец XVIII века). На сегодняшний день женская скульптура выставлена в краеведческом музее.

При входе в баню находится «джамкон» (раздевалка), где выдают простынь и «налык» — специальные деревянные сандалии. От раздевалки каменные ступеньки через низкую арку ведут в просторное помещение «соулук» (комната отдыха). Всюду белый мрамор. Температура воздуха достигает 45 градусов по Цельсию. На пол нужно ступать только в деревянных сандалах (налыках). Он выполнен из дырчатых кирпичей, через отверстия в полу раскалённый воздух попадает сюда прямо из печи. Посередине стоит фонтан. Круглые окошки, расположенные в куполе, обеспечивают помещение приглушенным светом. С первыми капельками пота, которые обычно выступают минут через 25–40, надо идти в следующее помещение.

Здесь в небольшой комнате температура около 55 градусов по Цельсию. Но, несмотря на жару, дышится удивительно легко — благодаря прекрасной вентиляции. Через специальный канал сгущённый пар своевременно удаляется, а через другой канал в помещение поступает чистый воздух. Минут через 15 у человека выступает обильный пот, это значит, что настало время посетить банный зал.

«Согуклук» (помещение для мытья) достаточно большое. Всё из белого мрамора — пол, стены, раковины. А также стол для массажа, расположенный в центре. Он называется «гей бек-таш», то есть камень-пуп, или камень для живота. Здесь банщик делает массаж.

После завершения массажа, нужное переходить в мыльную комнату — это, собственно, один из девяти отсеков банного зала. Тут всё обложено керамической плиткой с чудесным растительным орнаментом красного, голубого и зелёного цветов. Специальный служащий обдаёт горячее тело посетителя холодной водой. Теперь можно взять мыло и тщательно помыться. Прохладный душ смывает вместе с мыльной пеной всё, что обременяло организм — шлаки, вредные вещества. Завершает банную церемонию бассейн с холодной водой.

Возвратившись в «соулук» и немного отдохнув, посетители постепенно переходят к «культурной» программе. Потому что в Гезлёве (Евпатория), как и всюду на Востоке, баня — это ещё и своеобразный городской клуб, посещение которого традиционно растягивается до самого вечера. Лишь час или полтора люди непосредственно мылись, а всё последующее время посвящали общению.

Особенный подъём ощущался в женском отделении. Ведь в те времена мусульманки (а это подавляющее большинство дам Гезлёва) жили крайне замкнуто. На улицу выходили редко, да и то ненадолго — например, в лавку. А посещение бани было прекрасным поводом оставить дом, хоть ненадолго почувствовать себя свободными, лишёнными суровой опеки и надзора.

Так что если мужчины, помывшись, степенно пили турецкий кофе (его заказывали в небольшой кофейне, расположенной в раздевалке) и неторопливо обсуждали свои дела, преимущественно торговые, то на женской половине царила совсем иная атмосфера. Тут расстилались яркие ковры, выставлялись блюда с фруктами и сладостями (их приносили с собой в корзинах), заваривался зелёный чай, популярный на Востоке, наливались прохладительные напитки. Сразу завязывалась беседа. Дамы начинали делиться новостями, советоваться, сплетничать, жаловаться на своих благоверных и, конечно, хвалиться достижениями детей. Юные модницы демонстрировали новые наряды, а любительницы прихвастнуть показывали платья, которые привезли им мужья из далёких стран.

Вот впечатления одного из посетителей этой бани — турецкого путешественника Эвлия Челеби. Он побывал здесь в середине XVII столетия, к тому моменту баня уже проработала около ста лет. «Ковры там чистые, а банщики все красивы, ловки и умелы. Есть там также несколько слуг прекрасных, как солнце, которые обслуживают человека согласно всем его просьбам и пожеланиям». Он также отметил «приятный воздух и воду», добавив, что местные бани «наполняют человека радостью и восхищением». Поэтому неудивительно, что, по словам того же путешественника, лица местных жителей «по большей части румяные», а «больные попадаются в тех краях весьма редко».

Впрочем, знаменитые турецкие бани города Гезлёва посещали не только местные жители и купцы, приезжавшие сюда по делам. Древние стены нынешнего архитектурного памятника видели и горестные лица людей, очутившихся здесь не по собственной воле. Торговцы «живым товаром» пригоняли сюда свою добычу — десятки измождённых юношей и девушек, захваченных в городах и сёлах Молдавии, России, Польши.

Негоцианты платили банщикам немалые деньги за то, чтобы через час-другой пленники приобрели свежий вид и выглядели бодрыми, полными сил. Это позволяло подороже продать их на местном невольничьем рынке, который располагался у моря в районе современной набережной Терешковой. Очевидец описывал это грустное зрелище: «Несчастных ведут на многолюдную рыночную площадь группами, построенными наподобие отлетающих журавлей и по десять вместе связанных за шеи, и продают их десятками сразу, с аукциона, причем торговец, чтобы повысить цену, громогласно возвещает, что это новые невольники, простые, бесхитростные, только что пойманные».

Пленников ожидала печальная участь. Мужчин продавали в рабство, где их безжалостно эксплуатировали на тяжёлых физических работах. Они становились грузчиками на стройках или гребцами на галерах. Истощённые непосильным трудом, эти люди, как правило, вскоре умирали. Женщины становились прислугой в домах богатых людей, а девушек отдавали в гаремы. Никогда больше пленники не возвращались в родные. Из сотен тысяч несчастных повезло лишь единицам. Одна из них — Настя Лисовская, ставшая пленницы женой турецкого султана Сулеймана I Великолепного. Она вошла в историю под именем Роксолана.

К сведению…

На Караимской улице в Евпатории, позади синагоги Егия-Капай, расположилось домовладение № 43. За высоким забором в глубине усадьбы видны загадочные купола — один разрушенный и два сохранившихся. Если взглянуть на карту Евпатории 1908 года, то окажется, что здесь располагалось банное учреждение. Купола — это традиционные элементы турецкой бани. На той же карте она, правда, обозначена как русско-турецкая. Это значит, что посетители могли выбирать, разогреваться ли им сухим горячим воздухом в турецком отделении или предпочесть русское — с крепким паром.

Эту баню построили еще в XV столетии. С тех пор она проработала 500 лет. Но в период Второй мировой войны, а именно в 1942 году, здание пострадало от снаряда, лишившись одного из куполов. После войны восстанавливать баню не стали и её помещения приспособили под жильё.

Как добраться?

Общественным транспортом до вокзалов Евпатории (расположены рядом). Затем пешим ходом 15–20 минут вдоль улицы Интернациональной до пересечения с ул. Красноармейской, где в глубине третьего квартала слева расположено здание мусульманской услады души и тела (следовать по указателям).

Адрес: г. Евпатория, ул. Красноармейская, 20.

Координаты: 45° 11' 52.20", 33° 22' 37.50"