Меню

Тавры

Тавры — коренной народ, этнос Крыма, вся история которого связана с Крымом и только с Крымом. Если для многочисленных, кочевавших на огромных пространствах скифов и, позднее, сарматов Крым был лишь окраинной территорией, то, по всем письменным и археологическим источникам, история тавров началась и закончилась на полуострове, за пределы которого они никогда не выходили.

Сведения античных авторов

Впервые тавры упомянуты в «Истории» Геродота. Это сочинение написано в середине V в. до н. э., но о таврах речь идет в связи с событиями, скифо-персидской войны, которая датируется современными исследователями в хронологическом диапазоне между 519 и 510 гг. до н.э. Когда персидский царь Дарий I Гистасп стоял на границе Скифии, скифы обратились с просьбой о помощи к царям соседних племен. С некоторыми из них удалось найти общий язык, другие, в том числе и тавры, отказали им в поддержке.

Геродот кратко описал территорию, населяемую таврами. По его словам, это гористая, выступающая в Понт страна, расположенная между Керкинитидой и Херсонесом Скалистым или, если пользоваться современными топонимами, между Евпаторией и Керченским полуостровом.

«Отцу истории» принадлежит и наиболее яркое описание обычаев тавров. Они приносят в жертву богине Деве потерпевших кораблекрушение или захваченных в открытом море эллинов. В святилище Девы головы жертв прибивают к столбам, а тела сбрасывают с утеса или, по другим сведениям, предают земле.

Головы пленных врагов (вероятно, захваченных в ходе военных действий, а не грабежей), насаженные на длинные шесты и выставленные над домами, становятся стражами жилища. «Живут тавры грабежами и войной», — подытоживает Геродот.

Традиция, начало которой в отношении тавров положил Геродот, осталась определяющей для почти всей античной историографии. В большинстве случаев древние авторы более или менее подробно пересказывали Геродота или придумывали собственные «псевдотаврские» сюжеты. К числу последних принадлежат такие знаменитые, как «Ифигения в Тавриде» Еврипида и некоторые эпизоды «Посланий с Понта» Овидия.

Независимым от Геродота источником, по-видимому, пользовался Страбон, по сведениям которого когда-то «скифское племя тавров» занимало большую часть Крыма, а наиболее опасным для мореходов местом были окрестности бухты Симболон Лимен (современная Балаклавская бухта, где тавры чаще всего устраивали свои засады).

Диодор Сицилийский сообщает об успешной борьбе боспорского царя Евмела (310/9-304/3 гг. до н.э.) с понтийскими пиратами, среди которых названы и тавры. Причем в этой части текст Диодора восходит, вероятно, к какому-то местному северопричерноморскому источнику и потому может считаться наиболее достоверным. Согласно Тациту, в 49 г. н.э. несколько римских кораблей, возвращавшихся с Боспора, выбросило к берегу тавров. Варвары едва ли не поголовно истребили потерпевших крушение римлян.

Историк IV в. н.э. Аммиан Марцеллин, повторяя известные со времен Геродота сведения о жестокости и дикости тавров, называет три таврских племени, отличающиеся «чрезмерной грубостью»: арихи, синхи и напеи.

Таким образом, в соответствии с древними письменными источниками, тавры — это общее название племен, населявших крымские горы (а, возможно, если вспомнить Страбона, и более обширные территории, но в пределах Крыма). Они занимались, главным образом, пиратством, принося пленных чужеземцев в жертву богине Деве.

Тавры упоминаются в нескольких эпиграфических документах. В Пантикапее найдено надгробие V в. до н.э. со стихотворной надписью в честь Тихона, «родом тавра». В знаменитом декрете в честь Диофанта речь идет о таврах, живших в окрестностях Херсонеса. Понтийский полководец подчинил их в конце II в. до н.э. В двух посвятительных надписях боспорскому царю Аспургу сказано, что он подчинил скифов и тавров. Одна из надписей имеет точную дату — 23 г. н.э., начало царствования Аспурга относится к 10/11 гг. н.э., следовательно тавры были подчинены между 10 и 23 гг. н.э. Из Херсонеса происходит надгробие двух вольноотпущенников, из которых по крайней мере один был «убит таврами».

Язык тавров

К сожалению, практически ничего не известно о языке, на котором говорили тавры. Не сохранилось ни одного таврского слова, исключая, быть может, самоназвание этого народа в иноязычной греческой огласовке. Неоднократные попытки, предпринятые на основе анализа языкового материала, соотнести тавров с индоариями, осевшими в Крыму нельзя назвать успешными.