Меню

История строительства Массандровского дворца

Перестройка дворца для Александра III

После смерти Семена Михайловича Воронцова, согласно его духовному завещанию от 20 марта 1882 года, утвержденному определением Симферопольского окружного суда 24 июня 1882 года, Массандра перешла в пожизненное владение его супруги, светлейшей княгини Марии Васильевны Воронцовой. Этим же завещанием было оговорено, что «по смерти ее все родовые имения его поступают в полную собственность и для перехода в род родной племяннице завещателя, жене Действительного Статского Советника камергера Балашова, Екатерине Андреевне Балашовой, урожденной графине Шуваловой». (Николай Петрович Балашов — егермейстер двора его величества.)

Однако княгиня М. В. Воронцова на определенных условиях отказывается от права на владение Массандрой и передает его в пользу Е. А. Балашовой, которая принимает на себя обязательство «ежегодно уплачивать княгине… пожизненную ренту в размере 27.133 рубля (за отказ ее от права на пожизненное владение Массандрой и Ай-Данилем)».

Впоследствии Массандровское имение было приобретено Департаментом уделов у Е. А. Балашовой за сумму 1.874.050 рублей «по высочайшему повелению, последовавшему 12 января 1889 года» по купчей крепости от 9 марта 1889 года. В собственность уделов перешло 577 десятин 1.285 саженей земли в Массандре, которые наименовали «Дача под названием фруктовый сад, состоящий при деревне Массандра». Отдельным пунктом в купчей крепости значилось, что «продажа учинена с тем условием, что установленное Светлейшим князем Семеном Михайловичем Воронцовым право г. Ялты на водоснабжение из Массандровского водопада трубою остается в силе».

Когда Массандра перешла в Удельное ведомство — 3 марта 1897 года от Александра III последовало «Высочайшее соизволение на дарование городу Ялте, в виде особой монаршей милости, права бесплатного пользования тем количеством воды из источников Массандры, которое ранее было даровано Воронцовым».

К моменту приобретения имения в нем значилось под парком, цветником и питомником 76,9 десятин, садом — 16,9, огородом 4,1, табачными плантациями — 50,9, сенокосом — 18,8 десятин. Под виноградниками было занято 30,6 десятин. Когда Александр III давал распоряжение о приобретении имений Массандра и Ай-Даниль (они были приобретены одновременно), он, прежде всего, преследовал цель развить здесь промышленное виноделие, используя воронцовские виноградники, виноподвалы и отчасти технологию вин, уже получивших широкое признание. Массандра давала возможность расширить начинания Воронцова. Согласно справке, составленной Департаментом уделов при покупке имения, в нем находилось до 220 десятин годных под разведение винограда (173 десятины предполагалось освоить из лесной площади).

Итак, с 1889 года владельцем Массандровского имения и недостроенного в нем дворца стал Александр III (1845–1894) — второй сын императора Александра II от брака с принцессой Гессен-Дармштадской Максимилианой-Вильгельминой-Августой-Софией-Марией, в православии — Марией Александровной (дочерью великого герцога Людвига Гессен-Дармштадского). После кончины в 1865 году старшего брата, цесаревича Николая Александровича, он стал наследником престола. В октябре 1866 года женился на невесте брата, датской принцессе Марии-Софии-Фридерике-Дагмаре, в православии принявшей имя Марии Федоровны. С 1881 года, после трагической гибели своего отца, — император Всероссийский. Коронован в Москве 15 мая 1883 года.

Александр III — семнадцатый российский Император из династии Романовых, был объявлен наследником престола в 20 лет. С этого времени начинается его подготовка к выполнению сложных государственных обязанностей. Он назначается атаманом казачьих войск, канцлером Гельсингфорского университета, начальником различных воинских частей, членом Госсовета. Во время русско-турецкой войны 1877–1878 гг. он командовал Рущукским отрядом, был награжден орденами Святого Георгия II степени, который никогда не снимал, и Святого Владимира I степени с мечами.

«Я рад, что был на войне, — говорил он, — и видел сам все ужасы, неизбежно связанные с войной, и после этого я думаю, что всякий человек сердцем не может желать войны, всякий правитель, которому Богом вверен народ, должен принять меры, для того, чтобы избежать ужасов войны, конечно, если его (правителя) не вынудят к войне его противники, тогда грех проклятия и все последствия этой войны пусть падут на головы тех, кто эту войну вызвал».

Александр III правил Российской империей всего 13 лет (умер в 49-летнем возрасте). Он вошёл в русскую историю как царь-миротворец, поскольку за 13 лет его правления в России не было войн (кроме инцидента на Кушке). Во внешней политике он стремился не вмешиваться в европейские дела и не допускать втягивания России в военные конфликты.

В сборнике, посвященном 50-летию Ялты сообщалось: «В… 1886 году Ялта была осчастливлена событием первостепенного значения: в марте этого года в первый раз по восшествии на престол изволил посетить Южный берег Его Императорское Величество Государь Император Александр Александрович со всей Августейшей семьей. Высочайший гость изволили пробыть в Ливадии с 23 марта до 5 мая».

После приобретения Массандры Александр III посещал ее в каждый свой приезд в Крым. А Мария Федоровна в своих письмах из Крыма нередко писала о прогулках в Массандровских гротах с сыном Георгием, больным туберкулезом. Возможно, отчасти заботы о сыне ускорили решение Александр III достроить Массандровский дворец. Он пожелал, чтобы дворец завершили, согласно первоначальному замыслу, не увеличивая существующие его объемы.

Исполнение заказа было поручено известному петербургскому зодчему Максимилиану Егоровичу Месмахеру (1842–1906). Историю этого необычного заказа рассказал сам архитектор в своей «Памятной записке»: «В зиму 1891–1892 гг. мне было объявлено… Высочайшая воля Государя Императора Александра III о поручении мне постройки для Его Величества дворца в имении Верхняя Массандра с воспользованием, по возможности, существующими там стенами неоконченной постройки прежнего владельца этого имения князя Воронцова».

С этого времени начинается напряженная работа Месмахера над проектом — с постоянными консультациями с заказчиком и специалистами в области искусства. Для консультаций привлекается известный в то время художник А. П. Боголюбов.

Для облегчения работы Месмахера, в начале февраля 1892 года Департамент уделов просил управляющего Массандрой выслать в Петербург разрезы существующего дворца и генеральный план окружающей его местности. Эту работу выполнил А. Витберг — в то время архитектор Главного управления уделов. Позже Месмахер сам выезжал в Массандру для ознакомления с характером недостроенного здания и с окрестностями. Особые затруднения архитектора вызывала «маломерность старого здания», которую надо было совместить «с возрастающими требованиями дворцового обихода».

«Ввиду маломерности этой старой постройки я просил князя Вяземского объяснить мне: желает ли Государь Император, чтобы в будущем Дворце, кроме помещений для самого Государя и Государыни Императрицы, имелись помещения для Августейших Детей и необходимой прислуги; требуется ли также поместить в самом дворце кухню; требуются ли конюшня и прочие необходимые службы? На все эти вопросы первейшей важности для составителя проекта, Князь Вяземский не мог мне дать никакого положительного ответа и потому испросил мне аудиенцию Самого Августейшего Заказчика Дворца. 1-го марта 1892 г. Государю Императору Александру III благоугодно было принять меня в Аничковом Дворце, где Он соизволил дать мне общие указания относительно будущего Дворца. Государь Император желал, чтобы кухня была помещена не во Дворце, а в отдельном здании и чтобы для лошадей было возведено также отдельное здание, станков на двадцать. Вспомнив о существовавшей в Массандровском имении церкви, Государь Император изволил Высказать, что и ее следует перестроить, но не сейчас, а по окончанию Дворца…

…Возрастание требований относительно поместительности будущих служб сделало необходимым заблаговременно озаботиться о выяснении вопроса: не потребуются ли еще некоторые помещения, например, для г-на Министра Двора, для Гофмаршала и других высших придворных чинов. На доложенный запрос мой по сему предмету, Князь Вяземский сообщил мне, что Государь Император Александр III изволил приказать устроить вблизи Дворца помещения для г-на Министра Двора, Гофмаршала и Свиты отдельными павильонами…

Получив эти указания, я, по осмотре местности, немедленно приступил к составлению проектов, которые я, согласно желанию Князя Вяземского, имел счастье лично представить Императору Александру III в Александрию. Рассмотрев означенные проекты, Государь Император тогда же, 6-го июля 1892 года соизволил одобрить их».