Меню

02.02.2010

Ялтинская конференция. Встреча, изменившая мир

Принципы мирового порядка, обозначенные на Ялтинской конференции 1945 года, продержались вплоть до самого распада социалистического лагеря.

Если согласиться с тезисом Наполеона — история есть слагаемое из ста лжей, на которых сходятся исследователи, — то в оценках итогов Ялтинской конференции и 65 лет спустя немало кривотолков. Лидеры США, Англии и СССР в феврале 1945-го наметили в Ялте контуры послевоенного мира. Для одних историков принятые решения — это капитуляция Запада перед СССР, для других — триумф дипломатии США, для третьих — передел мира с позиции силы. На деле события, сопровождавшие ялтинский компромисс, сложнее и многоплановее и не втискиваются ни в одно прокрустово ложе.

Самым главным для союзников тогда оставалось устройство послевоенного порядка в Европе, исключающего повторения трагедии мировой войны. Тот, кто возьмет на себя труд ознакомиться с итоговым коммюнике конференции Большой тройки, без труда обратит внимание на его «американский почерк». Советская делегация не внесла в текст ни единой поправки. Тогдашний госсекретарь США Эдвард Стеттиниус после войны констатировал: «В целом Ялтинские соглашения явились дипломатическим триумфом Соединенных Шатов и Англии». Потому что в Ялте советские представители сделали больше уступок, чем западные партнеры.

Президент США Рузвельт вновь выступил с идеей создания Организации Объединенных Наций, которую он выдвигал на Тегеранской конференции в 1943 году. Но еще до этого, как свидетельствует известный историк Валентин Фалин, в беседе с Молотовым президент излагал свое видение мира без вооружений. Точнее: после войны ограниченные вооруженные силы следовало разрешить иметь только США, Англии, СССР и, возможно, Китаю. Применять их можно будет исключительно с санкции всех «членов клуба» и исключительно против потенциального агрессора. Все остальные страны должны будут сесть на антимилитаристскую диету. По убеждению Рузвельта, «гонка вооружений несовместима со здоровой мировой экономикой».

Фалин не склонен считать представления Рузвельта наивными. Тот был твердо убежден в сохранении ведущей роли США и после окончания войны. Уже тогда американцы контролировали глобальную финансовую систему и торговлю. В 1943 году ими был разработан план поставить под свой контроль важнейшие нефтяные и урановые месторождения в мире. Этого можно достигнуть не обязательно с применением военной силы. «Не поняв этого, мы ничего не поймем в последующих событиях», убежден эксперт.

На конференции в Ялте Рузвельт ограничился лишь предложением о создании ООН. План всеобщего разоружения в условиях продолжающейся войны он счел преждевременным. Намерение Рузвельта реализовывалось не без шероховатостей. Черчилль, в отличие от Сталина, поддержавшего идею, выдвинул ряд оговорок. Особое возмущение британского премьера вызвало предложение установить опеку ООН над колониальными территориями. Когда американцы представили соответствующий документ, он объявил, что не допустит вмешательство в дела Британской империи. Ради сохранения единства ему пошли навстречу.

Недовольство Черчилля вызвал также отход Вашингтона от прежнего плана — сдерживать продвижение «русских варваров» в Европу. Для этой цели Лондон был готов пойти на альянс с Германией, отказавшись от операции «Оверлорд». Эти планы недавно были рассекречены и теперь доступны исследователям. Их реализации помешали мощные прорывы Красной Армии в последние месяцы войны. Рузвельт понимал, что в этих условиях ограничить советское влияние в Европе нереально. А он был прагматиком.

Нетрудно понять, чем было вызвано в Ялте упорство Черчилля в польском вопросе. Для нас, объявил он, состав будущего польского правительства — это «вопрос чести». Для СССР, парировал Сталин, это вопрос не только чести, но и безопасности. Не в интересах Москвы, чтобы Польша оставалась территорией, через которую осуществлялись агрессии против Советского Союза. Британский лидер не желал также слышать о том, чтобы польская граница проходила по западному берегу реки Нейссе. Нельзя, заявил он, «так набить польского гуся немецким кормом, что он начнет страдать несварением желудка». Трудный компромисс был найден. Благодаря Сталину, признавал позднее Черчилль: «он был непревзойденным мастером, умевшим находить в трудные минуты пути выхода из самого безвыходного положения».

Решения Ялтинской конференции во многом определили послевоенный порядок в Европе на последующие полвека. Многие из них остались на бумаге, но неизменным было главное: разделительная «красная линия», которую стороны не перешагивали. Вплоть до распада социалистической системы. Но это уже другая история.

При поддержке газеты «Ялта Times»