Меню

23.01.2007

Известия.Ру: интерьвью мэра Ялты Сергея Брайко

С. БрайкоПризнаться, до знакомства с Сергеем Брайко, я относился к этому человеку довольно скептически. Этому способствовало мое отношение к власти в целом и к такой «хлебной» должности, как мэр Ялты, в частности. Но с первых же минут нашего знакомства, Брайко начал меня удивлять. Во-первых, он ходит по городу без охраны, считая, что «если захотят, все равно достанут». И при этом прекрасно себя чувствует среди горожан. Во-вторых, он ездит на довольно стареньком и непрезентабельном БМВ, хотя дорогими иномарками Ялта явно не обделена. Ну и, в-третьих, при общении с Брайко чувствуешь себя очень комфортно — собеседник не давит своей должностью, не разбрасывается пустыми лозунгами, наоборот, проявляет довольно редкую для украинских политиков ясность мысли и слов. В эксклюзивном интервью «Известиям в Украине» Сергей Брайко высказал свое мнение по поводу самых острых проблем Крымского полуострова.

вопрос: Давайте начнем с самой острой для Крыма темы. В четверг в Симферополе произошли очередные стычки между крымскими татарами и одной частной компанией из-за права собственности на землю. Возможен ли какой-то компромисс при решении проблемы между «российско-украинскими» крымчанами и татарами?

ответ: Если говорить о ситуации в целом, то политические проблемы расселения крымско-татарского населения, на мой взгляд, надуманные и искусственные. На уровне своей работы я довольно часто сталкиваюсь с крымско-татарским населением и удивляюсь их терпению — они в течение вот уже 15 лет пытаются обустроиться на этой территории. Людей можно понять — они живут в невероятно тяжелых условиях. Поэтому основные проблемы — это их обустройство, то есть работа и, прежде всего — жилье. Не совсем правильно было сказано изначально — что каждой вернувшейся крымско-татарской семье нужно дать земельный участок. Большинству земельные участки не нужны, потому что строительство сейчас дорогое. Необходима государственная программа, в которой будет учитываться каждая татарская семья.

в: Судя по слову «необходима», программа еще не существует. Следовательно, войны за землю будут продолжаться?

о: На мой взгляд, землю захватывают не крымские татары. Это в достаточной степени самостоятельная, организованная система захвата, которой руководят отдельные люди, но это не общий настрой крымско-татарского населения. После захвата идет продажа спорных неоформленных участков. Что касается Ялты, то у нас подобная ситуация тоже существует. Естественно, самый большой интерес вызывает земля южного берега Крыма, потому что она самая дорогая, но я повторю, это не проблема обустройства крымско-татарского населения.

в: Хорошо, что делается для того, чтобы обустроить крымских татар в Ялте?

о: Каждый год мы выделяем из нашего местного бюджета 2 миллиона гривен для обустройства нашего крымско-татарского населения. Но нужна государственная программа, может быть, с привлечением инвестиций.

Необходимо изыскать средства для того, чтобы строить многоэтажное жилье. Вопрос — в деньгах.

в: Когда начнется этот процесс?

о: Процесс уже идет. На данный момент мы выделили до 1200 участков для крымских татар в Большой Ялте (значительная часть южного берега Крыма протяженностью около 70 километров — от поселка Форос на западе до села Краснокаменка на востоке. — Авт.), выделили уже более 800 квартир. То есть проблема постепенно решается.

в: Какова гарантия, что выделяемые деньги и квартиры доходят до татар?

о: Мы просто строим отдельные дома. Расселение идет по отдельной очереди крымско-татарского населения, другие люди туда не попадают.

в: Весной в Крыму случился огромный скандал с американскими военными кораблями, сорвались учения НАТО. Тогда волна протеста была поднята якобы представителями инициативного российского населения полуострова. Насколько остро в Крыму стоит «российский» вопрос? Сильны ли сепаратистские настроения?

о: Во многом это искусственное нагнетание проблемы. Политически все понятно: Украина и Россия — разные страны. Однако отношения с Россией нам не безразличны. Ведь крымский турист — это житель СНГ. Основная масса клиентов — украинцы и россияне. За последние 2–4 года мы потеряли почти 30% российских туристов. С одной стороны, из-за политической ситуации, с другой — из- за того, что россияне, как и украинцы, стали больше зарабатывать и начали ездить за рубеж. Но сейчас наблюдается и другая тенденция. За три-четыре года отечественные туристы объездили весь мир, и сегодня идет разговор о том, чтобы вернуться в Крым. Мы — курорт. Для нас политика в первую очередь — наш турист. Да, я хочу, чтобы мы знали русский язык. Я хочу, чтобы мы знали русскую литературу — ведь это литература очень высокого уровня. Я сам из России — у меня там живут родственники, много друзей. И не очень хорошо, что теперь в Москве без регистрации можно находиться не 90 дней, а 3. Население Крыма, и вообще курортных городов, полностью деполитизировано. Если не будет нагнетаться обстановка специально, то все будет тихо и спокойно. И местному населению все равно — россиянин ты или украинец. Обратите внимание, что подобные вещи (митинги против НАТО и т. д. — Авт.) проходят обычно в начале курортного сезона. Безусловно, это мои догадки, но если наши конкуренты дают деньги на рекламу, то даются деньги и на антирекламу. Ну не пойдет человек митинговать просто так — ему нужно заплатить. У этого всего есть конечная цель. В декабре никто не будет заниматься подобным. И в октябре. Это просто бизнес.

в: Крым живет за счет туризма. Тем не менее в последние годы поток туристов на полуостров снижается. Туристы предпочитают отдыхать за рубежом, где за те же деньги они могут получить более высокий уровень сервиса. Как власти планируют решать эту проблему?

о: Да, действительно такая проблема существует. Пожалуй, вы правы, и мы проигрываем борьбу с зарубежными курортами. Наверное, на сокращение потока туристов немного влияет и политическая ситуация — те же крымские татары, те же скандалы по поводу НАТО, но я не думаю, что это определяющий фактор. Да, мы проигрываем Турции, Египту, потому что эти страны туристические, и они уделяют развитию туризма очень много внимания.

в: Но ведь Крым, это автономия, и от действий местных властей зависит очень многое. Что мешает Крыму развиваться?

о: Должна быть общегосударственная политика. Кроме того, посмотрите, за счет чего мы проигрываем по тем же ценам? Если на Новый год авиабилет Москва — Симферополь стоит 250 долларов в один конец, а в оба — 500, а на семью — это уже 1000 долларов, и это только на перелет, то, наверное, эти вопросы должны решаться на государственном уровне. Если только 80 миллионов долларов правительство Турции отдает на рекламу своего государства, то у нас в бюджете практически не предусмотрено этой строки. Туризмом занимается департамент Министерства культуры, а в Конституции, кстати, написано, что туризм — это одно из экономических направлений. То есть, с государственной точки зрения, туризм — это экономика, особенно для Крыма. И государство должно уделять этому соответствующее внимание. А у нас был режим территории приоритетного развития, предоставлялись достаточно неплохие льготы по инвестициям, но три года назад это приостановили.

в: Но ведь, насколько я знаю структуру Крыма, обычно инвестиции в крымский туризм осуществлял отечественный теневой капитал, с «дорогими деньгами». А приход западных компаний тормозится непрозрачными схемами землеотводов, коррупцией. И так далее.

о: Знаете, это принято так говорить. На самом деле это не совсем так. Ведь в первую очередь считают, когда возвратятся вложенные средства. Вот посмотрите на Египет — как там строят? Тоненькие стены, кондиционер, начинка мебели и все. У нас же более жесткий температурный режим, поэтому строить надо более капитально. У нас 9-балльная сейсмозона, что удорожает строительство, как минимум, в полтора раза. Получается, что возврат средств занимает лет восемь, тогда как в мире нормальным считается — 5 лет. Поэтому, если люди хотят вернуть свои деньги в Крыму, им необходимо предоставить определенные льготы. Ведь посмотрите на зарубежные курорты — во многих местах там фактически оффшорные зоны, льготы, причем местным инвесторам та же Турция, та же Греция предоставляет льготные условия даже государственного кредитования. У нас же этого нет. А при возврате средств в 8–10 лет вкладывать деньги в Крым невыгодно. Я считаю, что именно этот фактор тормозит развитие туристической сферы здесь. Когда мы имели статус территории приоритетного развития, 20–25% средств экономилось только на строительстве.

в: Тогда нельзя ли поставить в череду факторов и то, что инвесторам необходима стабильность? Им не интересна ситуация, когда со сменой власти на полуострове они могут лишиться своего имущества?

о: Теоретически, наверное, да. Но я не знаю ни одного построенного на Южном берегу Крыма объекта, у которого были бы такие проблемы. Взять и поменять схему работающего объекта, когда земля выкуплена или находится в долгосрочной аренде, когда в эксплуатацию введено здание — такого не было. В данном случае можно говорить о том, что у нас достаточно совершенные законы, и отобрать замелю у предпринимателя, когда у него правильно составлен договор аренды, попросту невозможно.

в: Проще всего сказать, дайте нам льготы. Но ведь помимо этого фактора есть множество других. Что еще мешает Крыму развиваться?

о: Наиболее существенный фактор — это отсутствие инфраструктуры для строительства. Самое страшное заключается в том, что у нас ограниченный ресурс и в земельных площадях, и в газификации, и в водопроводе.

Эти проблемы никогда не решались в полной мере. Еще в 1986 году была разработана комплексная программа развития Большой Ялты, и поверьте мне, если с 1986-го что-то и менялось, то совсем немного. Сейчас, составляя новые программы, мы берем за основу тот документ, потому что с 1986 года программа лежит неисполненной. Нам надо срочно решать проблемы водопровода, дорог, оползней, электроэнергии и газификации.

Когда решим эти проблемы, мы дадим возможность инвесторам работать спокойно. Но должна быть государственная программа, местный бюджет этого не осилит. Ведь что получается сейчас? Инвестор строит гостиницу. Приходит «Водоканал» и выставляет ему счет на оплату его, «Водоканала», будущего развития.

Инвестор правильно говорит, что мол, господа, я готов платить по вашему тарифу, когда буду получать воду, но почему я заранее должен давать деньги на обустройство вашей компании? Но у нас так принято, потому что нет другого варианта. Коммунальные компании вынуждены обдирать инвесторов, потому что они не могут решить вопросы развития по-другому.

Известия.Ру

При поддержке газеты «Ялта Times»