Меню

История Кизилташского мужского монастыря

Кизилташский мужской монастырь был основан в 1856 году, в 1950 году здания монастыря были взорваны, а рядом был создан арсенал для хранения ядерных боеголовок. Возрождение Кизилташского монастыря началось в 1997 году.

Предыстория

Предание гласит, что именно здесь в средние века находилась летняя резиденция архиепископа Стефана Сурожского. Достоверно неизвестно, где она располагалась, но места эти издавна были заселены. Людей привлекали плодородные земли, мягкий климат и источники чистой воды. В средние века здесь располагались десятки поселений, позже, в конце IX— начале X веков, во время нашествия печенегов, жизнь в них замерла. В XIII веке Крым стал провинцией Золотой Орды с наместником в Солхате (ныне Старый Крым). Он отдал Отузскую долину в распоряжение венецианцам. В Кизилташской долине археологи нашли бронзовый сосуд в форме водолея, скорее всего, итальянской работы, сделанный в X–XIV веках, множество остатков керамической посуды VIII–XI веков. В горах обнаружили древнюю дорогу, ведущую из долины в сторону Старого Крыма, мимо армянского монастыря Сурб-Хач. О ее древности говорят глубокие колеи, оставленные колесами повозок в скальной породе. В 1365 году хозяевами этих мест становятся генуэзцы, недалеко от Кизилташа, на месте нынешней Щебетовки находилось генуэзское поселение. Спустя сто лет Крымское ханство подчинилось турецкому султану, и поселения генуэзцев постепенно прекратили свое существование. На их местах возникли небольшие татарские деревушки. О христианских святынях долгое время не вспоминали.

Во время своего путешествия по Крыму в 1837 году П. Кеппен описал пещеру в Кизилташской скале близ деревни Отуз, которая привлекала к себе богомольцев. В конце пещеры лежал обломок беломраморной плиты, на которой был лик какого-то святого. К сожалению, восточный Крым мало исследован археологами, и уже не удастся узнать, какой святой был изображен на плите. Очевидно, эта пещера с источником святого Стефана была в средневековье церковью. До наших дней сохранились остатки фундамента из необработанного камня на известковом растворе.

Источник же считался целебным у народов разного вероисповедания. В 1825 году здесь явилась икона Божией Матери. У источника в пещере некоторое время жила болгарская девушка Константина. Когда в Кизилташе остановились два странствующих богомольца, она перешла в урочище Топлы, где позже был основан Троице-Параскевиевский женский монастырь, приняла постриг и была наречена Параскевой.

В начале 1850 года в Кизилташ пришли два странника — Андроник, бывший крепостной крестьянин из Калужской губернии, и Пантелеймон, отставной вахмистр. Они построили себе скромное жилище и глинобитный молитвенный дом, в котором стали совершать Богослужения. В 1853 году Кизилташ посетил архиепископ Иннокентий, осмотрел его и благословил Андроника и Пантелеймона на устройство киновии. К владыке Иннокентию обратились именитые и состоятельные граждане Феодосии и Судака с просьбой об открытии в Кизилташе киновии. Архиепископ и сам горячо желал, чтобы на крымской земле восстанавливались и создавались обители. Он не оставлял без внимания и заботы Кизилташ, по его личной просьбе надворная советница Екатерина Виноградова пожертвовала киновии три десятины земли с лесом. Однако Крымская война и кончина владыки отложили начатое Богоугодное дело.

Создание монастыря

В 1856 году решением Святейшего Синода в Кизилташе создается мужской общежительный монастырь. Первым настоятелем вновь образованной киновии стал игумен Арсений, перешедший из Свято-Георгиевского монастыря. Под его руководством собрались 11 монахов, которые и начали обустройство обители, построили небольшой домик и четыре землянки. Небольшую церковку, устроенную первыми насельниками, отец Арсений освятил во имя святого Стефана Сурожского.

Судьба первых поселенцев киновии сложилась по-разному. Андроник в 1857 году уехал на Афон, о его жизни не сохранилось более подробных сведений. А Пантелеймон остался в Кизилташском монастыре, принял постриг с именем Пахомия и прожил здесь 25 лет. За два года до кончины постригся в схиму и умер в 1874 году, за три дня предсказав свою смерть.

По-настоящему обитель начала строиться с приходом иеромонаха Парфения, переведенного также из Балаклавского Георгиевского монастыря. Он встал во главе Кизилташской киновии в 1859 году и был ее настоятелем до своей трагической гибели в 1866 году.

После смерти игумена Парфения в киновию был назначен новый настоятель игумен Николай (в миру Иван Левченко), который управлял ею более 20 лет. Он сказался достойным преемником Парфения. Благодаря его деловым качествам обитель окрепла. В 1870 году была построена каменная церковь с колокольней, крытая железом. Ее освятили в 1871 году во имя Успения Божией Матери. Правда, она не отапливалась, поэтому службу в ней проводили только летом. Над Царскими вратами установили икону Богоматери, найденную в источнике. На месте первой глинобитной церкви построили в 1885 году второй, зимний храм во имя святого Стефана Сурожского. При нем была ризница, келья для пономаря, с северной стороны пристроили кельи для послушников. Не сразу, но обитель обустраивалась и хорошела. На территории монастыря построили: каменный дом для настоятеля, трапезную с кухней и просфорной, гостиницу для богомольцев в шесть номеров, пять братских флигелей с отдельными кельями, мастерскую и хозяйственные постройки. На вершинах окрестных гор установили огромные кресты, указывающие путь паломникам.

Кизилташская киновия не получала государственных средств и содержалась на деньги, заработанные собственным трудом. Монастырь постепенно, из года в год, расширял свои земельные владения. 157 десятин он приобрел у помещика Кашкадамова на деньги архиепископа Иннокентия, завещанные монастырю. Часть земли монахи расчистили от леса и разбили сад, огороды, завели сенокос. Всего в распоряжении монастыря было 227 десятин земли.

Часть выращенных фруктов и овощей в урожайные годы удавалось продавать. В монастыре также разводили скот, около 35 голов, и выращивали карпов в искусственном пруду. Доходы приносила продажа свечей, церковных книг, икон, а также кошельковый и кружечный сборы. Половину доходов составляли проценты от банковских вкладов и пожертвования.

Богомольцы часто посещали киновию, расположенную в красивейшем месте Крыма. Их привлекали также целебные источники монастыря. К источнику святого Стефана в пещере вела дубовая лестница. У пещеры был устроен стеклянный павильон, где установили иконы святого Стефана Сурожского и святого Николая Чудотворца. Недалеко от монастыря из-под земли бил еще один источник, его вода содержала серу, здесь постепенно отложились лечебные грязи, которые также привлекали людей, страдающих разными недугами.

В начале XX века собиратель крымских легенд Н. Маркс записал сказание «Грибы отца Самсония». Отец Самсонии жил в киновии в 60-х годах XIX века. Эпизод с грибами, украшенный впоследствии легендарными подробностями, имел место в действительности.

В 1893 году семидесятилетний отец Николай передал управление киновией вновь назначенному настоятелю иеромонаху Митрофану. А 13 мая 1894 года игуменом Кизилташской киновии был назначен иеромонах и духовник Киево-Печерской Лавры отец Илия. Благодаря его заботам обитель еще более окрепла, пристроили еще несколько келий и флигелей, большое трехэтажное здание с подвалом. Расчистили серный источник, соорудив над ним деревянный сруб и устроив неподалеку пруд для стока воды, в нем можно было купаться.

Число братьев, населявших обитель, первоначально небольшое, постепенно увеличилось, в 1894 году в обители жили 65 монахов и послушников. Возросло и поголовье скота — в то время не было машин, поэтому все тягловые работывыполняли на лошадях или волах. А пастбищ и сенокосов уже не хватало, поэтому игумен Илия обратился к владыке Мартиниану с просьбой наделить Кизилташскую киновию участком земли в 300 десятин. Но не только для хозяйственных нужд хотел использовать землю кизилташский настоятель, он намеревался устроить начальную церковную школу на 25 мальчиков-сирот, чтобы обучать их грамоте, Закону Божию, ремеслам и церковному пению. Однако владыка Мартиниан посчитал, что имеющейся земли достаточно для существования киновии, поэтому школа не была открыта. Игумен Илия все же расширил монастырские угодья, приобретя за личные средства 70 десятин леса.

Кизилташская киновия достигла прочного материального благосостояния, но внутренняя атмосфера в обители, отношения между монахами порой осложнялись спорами и недовольством друг другом. Причиной тому, возможно, послужило то, что в монастырь переводили иноков, изгнанных за неповиновение из других мест, они пережидали, пока истечет срок их наказания, и не желали жить, сообразуясь с уставом киновии. Раздоры между братией, которая разделилась на два враждующих лагеря, тяжким бременем легла на душу настоятеля. Однако общая беда — начало Первой мировой войны — примирила всех, монахи и послушники объединились в трудное для страны время. Они оказывали помощь фронту лекарствами, перевязочным материалом, собирали подарки для солдат.

Монастырь в годы советский власти

После установления советской власти монахи и послушники монастыря организовали трудовую общину и обратились в комиссию по отделению церкви от государства при Феодосийском Ревкоме с просьбой передать им имущество Успенской и Серафимовской церквей для совершения Богослужений. В 1921 году общине были переданы церкви, расположенные на территории монастыря. Однако сам монастырь в советских документах именовался уже «бывшим».

В том же 1921 году в Кизилташской киновии создали детскую трудовую колонию. Монахам предложили руководить в ней сельскохозяйственными работами. 5 октября 1923 года Крымский центральный исполнительный комитет крестьянских, красноармейских и военморских депутатов в Симферополе принял решение о ликвидации Кизилташского монастыря, во всех его церквах прекратили Богослужения. Верующие из сел Коктебель, Отузы, Изюмовка, Карагоада неоднократно обращались с просьбой передать им церкви Кизилташской обители, но всякий раз получали отказ.

В 1924 году вместо детской колонии в монастыре образовали трудовую колонию имени Калинина. Здание церкви переоборудовали под клуб. Но работа в колонии не ладилась: отношения между ее членами были сложными, часто вспыхивали ссоры, трудились из рук вон плохо. В результате этих неурядиц колонию ликвидировали и вместо нее в 1927 году создали новую сельскохозяйственную артель. Успенская церковь стала общежитием для членов артели, со всех храмов снесли купола. Отец Софроний (Дубинин), руководивший монастырем до его закрытия, был сослан в Чернигов, где и умер в 1928 году.

В годы Великой Отечественной войны в монастыре располагалась база партизанского отряда. В ходе боев на территории монастыря здания практически не пострадали. Это дало возможность использовать их вновь министерством обороны в качестве санатория.

В 1950 году здания монастыря были взорваны и в Кизилташе был создан арсенал для хранения ядерных боеголовок для кораблей Черноморского флота. Вся эта территория стала закрытой и строго охраняемой, монастырь оказался недоступен для верующих, археологов, исследователей и просто туристов. В 1992 году, после распада СНГ, ядерный запас вывезли, но воинская часть Вооруженных Сил Украины осталась.

Однако Бог не оставил этого места, осияв его однажды Своей благодатью. Доказательством тому — чудесное спасение маленькой девочки, потерявшейся в лесу.

Возрождение обители

Новый период в истории Кизилташского монастыря святого Стефана Сурожского начался в 1997 году. Но еще раньше, в 1995 году, в Кизилташ был направлен офицером-священником отец Николай Демьянюк. Позже это святое место посетил владыка Лазарь. Поразившись красоте природы и израненной внешности некогда известного крымского монастыря, он добился, чтобы военные передали Симферопольской и Крымской епархии небольшой земельный участок, где некогда располагались монастырские постройки. 15 апреля 1997 года Священный Синод Украинской Православной Церкви постановил: благословить открытие Кизилташского мужского монастыря, утвердить его наместником иерея Николая Демьянюка. В декабре 1998 года отец Николай принял монашеский постриг с именем Никон.

Игумен Никон (Демьянюк) рассказывает:

— Чудно, но как только подписали документы на монастырь, здесь появилась пара орлов. Теперь они живут тут, мы к ним уже привыкли. А когда на вершину скалы подняли тяжелые дубовые кресты, боялись, что их не удастся закрепить, и очень обрадовались, когда увидели маленькую расщелину в скале. Предполагали ее углубить и, вставив основание креста, забетонировать. Но вопреки ожиданиям, будучи только представленным для примерки, основание креста скала как бы ухватила сама и втянула крест в себя. Необходимо было немножко развернуть крест, но никто не смог этого сделать. Крест сросся со скалой и стал единым целым. Невероятно, но факт, очевидцев было много.

Началось трудное и долгое возрождение христианской обители, которое не завершено еще. Сначала восстановили пещеру с источником святого Стефана Сурожского. Но монастырь, как известно, начинается с храма, новый храм, перестроенный из бывшей северной караульной казармы, освятили в честь Киево-Печерских Святых, родоначальников монашества на Руси. В нем можно поклониться многим частицам святых мощей. Когда их зимой 1998 года везли в Крым, замироточили мощи святителя Иннокентия Херсонского и Таврического, преподобного Гавриила Афонского и Георгия Победоносца. Здесь же можно узнать об истории монастыря, благодаря точно воссозданному макету представить каким он был когда-то.

В монастыре есть уже братский корпус, трапезная, домик настоятеля, библиотека и небольшие хозяйственные постройки.

В 2007 году Кизилташскому монастырю исполнилось 150 лет. В этот юбилейный год на старом каменном фундаменте прежнего храма святителя Стефана Сурожского началось возведение нового. Этот храм, срубленный из дерева, виден уже из всей долины, первый и пока что единственный в Крыму.

Координаты: +44° 55' 58.00", +35° 4' 22.00"