Меню

Жизнь Георгиевского монастыря в годы Крымской войны

В предчувствии новой войны настоятелю Свято-Георгиевской обители предоставили право вызывать для служения в монастыре и на флоте добросовестных монахов из Киево-Печерской Лавры и Задонского монастыря, а также из пустынь: Софрониевской, Глинской, Рыхловской и Святогорской.

Вскоре по указу Синода, в Балаклавский Георгиевский монастырь для служения на Черноморском флоте направили 19 священнослужителей из Киево-Печерской Лавры и Херсонской, Калужской, Воронежской, Харьковской и Курской епархий.

В 1853 году началась война, получившая название Крымской, так как основные военные действия велись у Севастополя. В сентябре 1854 года войска союзников встретились в долине реки Альмы с армией А. С. Меншикова. В жестоком сражении русские войска вынуждены были отступить к Севастополю, началась первая оборона славного города, длившаяся 349 дней. 14 сентября 1854 года, в день престольного праздника, англофранцузские войска заняли монастырь и держали всю братию в плену 1 год и 11 месяцев. Впрочем, никакого вреда настоятелю, архимандриту Геронтию, и насельникам монастыря они не причинили. Напротив, главнокомандующий французской армией маршал Сент-Арно приказал охранять обитель, выделив для этого 15 солдат, и издал указ об охране обители: «Монастырь Святого Георгия поставлен под покровительство союзных войск. Военным и всяким иным лицам, следующим за армией, воспрещается входить туда насильно, тревожить каким бы то ни было путем его обитателей или нарушать права собственности».

Дальше больше… На следующий день французы купили у монахов 36 голов рогатого скота и заплатили 328 рублей!!!

Однажды турецкий главнокомандующий Омер-Паша, прибыв в монастырь, захотел войти в Крестовоздвиженскую церковь, но не был впущен французами, охранявшими храм, до тех пор, пока он и сопровождающие его турецкие офицеры не сняли со своих голов чалмы.

Неприятель занял две монастырские гостиницы под госпиталь и жилье военачальников, а третье здание с апреля 1855 года использовалось под телеграфную станцию. Сюда из Варны протянули подводный телефонный кабель, который позволял в считанные минуты связаться с Парижем и Лондоном. Здесь работала знаменитая Флоренс Найтингейл (1820–1910), одна из первых сестер милосердия.

2 ноября 1854 года на Черном море разразился сильнейший шторм, в результате которого 11 английских кораблей отправились на дно у входа в Балаклавскую бухту, в их числе знаменитый «Принц». Пострадал и Георгиевский монастырь. Ураган повредил домик Лазарева, церкви и колокольню, сорвал с большинства зданий крыши, погнул кресты…

Но несмотря ни на что служба в монастыре не прекращалась ни на один день. Все необходимое для богослужений (свечи, мука для просфор, ладан, вино) регулярно доставлялось по распоряжению англо-французского военного штаба. Нередко главнокомандующие и офицеры союзных войск посещали монастырскую церковь во время богослужения и, преклонив колена, молились в ней. Особенно перед сражением и после. Пленяясь красотой обители англо-французы называли ее «второй Италией».

Ежедневно за победу русского оружия молились 12 монахов-пленников, оставшихся в обители. Остальная братия защищала город, Иеромонахи Балаклавского Георгиевского монастыря исполняли свой пастырский долг на бастионах Севастополя.

Наиболее яркими до нас дошли свидетельства о подвигах четырех иеромонахов Свято-Георгиевской обители: двух Иоанникиев (Савинова, Добротворского) и двух Вениаминов.

После окончания войны всех флотских иеромонахов и братию отметили медалями «За защиту Севастополя», «В память войны 1853–1856 гг.» и специально учрежденной для духовенства наградой — наперсным крестом на Владимирской ленте («В память войны 1853–1856 гг.») с надписью «На Тя Господи уповахом, да не постыдимся вовеки».

Монастырь не разорили. Однако неприятель причинил ущерб его хозяйству: были уничтожены виноградник и фруктовый сад, строевой и дровяной лес, разграблен хутор, принадлежавший обители. Взамен, покидая Крым, захватчики оставили 8 деревянных бараков, устроенных для раненых, большую железную лабораторию, 20 лошадей и несколько ящиков вина.

Покидая обитель, союзники увезли несколько древних икон и книг. Интересна история иконы святых Симеона Персидского, Анастасии Узорешительницы и Великомученицы Параскевы. После войны икона попала в Англию, оттуда перебралась во Францию, а затем в Германию. Там, в городе Висбадене, в лавке букиниста ее нашел флигель-адъютант гвардии полковник Н. Н. Толстой. Он привез православную святыню в Петербург и передал Императрице Марии Александровне, которая вернула ее Свято-Георгиевскому монастырю. Путешествие иконы длилось двенадцать лет.