Меню

Празднование 1000-летия Георгиевского монастыря

Этот когда-то всемирно известный, а теперь забытый уголок сентября 1891 года скромно отпраздновал свое тысячелетие. Многое для этого сделал назначенный осенью 1890 года 50-летний игумен Никандр (Чуватин), новый наместник Свято-Георгиевского монастыря.

Он решил отметить тысячелетний юбилей торжественно, привлечь внимание многих влиятельных особ, надеясь извлечь выгоду для монастыря. Игумен направил письма в Святейший Синод, епископу Таврическому и Симферопольскому Мартиниану. Но Таврическая Духовная консистория отказала настоятелю в составлении особой программы для торжества, мотивируя тем, что нет достаточных научных обоснований относить начало Георгиевского монастыря к 891 году.

Подготовка

Организовав сбор пожертвований для проведения праздника, отец Никандр направил все свои усилия на восстановление археологических древностей монастыря. Были произведены раскопки древней пещерной церкви, которая, по словам братии, существовала еще со времен апостольских. Во время раскопок было найдено 75 древних серебряных монет неизвестного происхождения и времени. 10 монет настоятель отправил в Таврическую епархию, откуда половина монет попала в Таврическую Архивную комиссию, а другая — в один из музеев Санкт-Петербурга.

По мнению некоторых исследователей, пещерный храм Георгиевского монастыря должен быть отнесен к II веку нашей эры. При реставрации этого храма в полу пещеры был обнаружен высеченный в скале винтовой ход, засыпанный камнями. Очистка хода, по словам иноков, была произведена на глубину 8 сажень (17 метров), после чего ее прекратили, и ход в полу заделали, не добравшись до конца.

В дни праздников в этом храме устроили часовню, и лишь в 1893 году престол пещерного храма был освящен во имя Рождества Христова.

К встрече гостей братия готовилась усердно: отремонтировали гостиницу и кельи, замостили монастырский двор, к морю провели новую дорогу и построили каменную лестницу длиной 300 саженей (640 метров), ставшую достопримечательностью монастыря. Она была едва ли не самая протяженная в Крыму — более 800 ступеней. Одна из легенд утверждает, что их было 891 — по году основания обители.

Эта юбилейная лестница сохранилась до наших дней. Огибая старый фонтан на склоне и пролегая мимо стен дома Лазарева, она выводит нас на берег моря, к скале Явления святого Георгия.

К празднованию своего юбилея монастырь представлял собой поистине райское место. На террасу выходил источник прекрасной чистой воды, а на склоне к морю уютно уместились дивный сад реликтовых растений и аккуратный виноградник, орошаемые из созданных на том же склоне бассейнов.

В честь тысячелетия монастыря на скале, где когда-то мореплавателям явился святой Георгий, был установлен памятник — каменный крест со списком чудотворной иконы святого Георгия Победоносца. По сторонам памятника сделаны надписи о чудесном явлении и тысячелетии монастыря. На скале, для удобства восхождения, были высечены ступени. Благодаря Кресту Господню место святого явления теперь стало видно издалека.

На протяжении всего времени подготовки к празднику отец Никандр постоянно держал связь с петербуржцем Александром Хвостовым, который предложил издать альбомы с видами Свято-Георгиевского монастыря. Александр, живя в Санкт-Петербурге, оказывал огромную помощь монастырю. Именно он своим усердным распространением альбомов и рассказами о монастыре убедил государя Александра III посетить Георгиевский монастырь, что император вскоре и сделал, возвращаясь с семьей из Крыма. Благодаря Хвостову о монастыре узнало полмира.

Александр регулярно писал статьи о Свято-Георгиевском монастыре и печатал их с фотографиями монастыря в столичных газетах и журналах. Среди них журнал «Русский паломник», газеты «Новости» и «Новое время». Три раза он ездил к отцу Иоанну Кронштадтскому беседовать о монастыре.

В своих письмах столичный благодетель дает много добрых советов по подготовке к тысячелетнему юбилею. В одном из писем он сообщает, что нашел жертвователя на сумму не менее 1000 рублей и грека-миллионера с чисто русской душой, способного восстановить могилу митрополита Хрисанфа и пещерную церковь.

Самое удивительное то, что, сделав столько для монастыря, Хвостов еще не был лично знаком ни с игуменом Никандром, ни с монастырем. Воистину «Блаженны не видевшие и уверовавшие».

Во время подготовки празднования отец Никандр решил, воспользовавшись удобным предлогом, вернуть святыню (обретенную на скале в 891 году икону святого Георгия, позднее увезенную в Мариуполь), но попытка не увенчалась успехом. Однако было найдено компромиссное решение. Решили, что с апреля по 15 октября икона будет находиться в Георгиевском монастыре, а затем снова будет возвращаться в Мариуполь. На время отсутствия иконы и в монастыре, и в Харлампиевском соборе изготовили точные списки.

Праздник

Четырнадцатого сентября 1891 года в Свято-Георгиевском монастыре состоялось торжественное богослужение, которое возглавил епископ Симферопольский и Таврический Мартиниан. Стечение богомольцев на юбилейное торжество было громадное. Все мало-мальски крытые помещения монастыря были превращены во временные жилища, а в монастырской трапезной ежедневно обедали сотни гостей и прихожан. Движимые патриотизмом десять севастопольских купцов даже обратились к своим коллегам с письмом «Мы христиане», призвав их в этот день «закрыть магазины, чтобы больше людей посетило юбилейные торжества». Погода в те дни была восхитительна.

Празднование началось заупокойным молением о подвижниках, отцах и братиях, трудившихся в обители в продолжение ее десятивекового существования. Молились и об упокоении воинов, павших в дни Крымской кампании, когда и Георгиевскому монастырю пришлось испытать двухгодичное пленение.

Около полудня к обители подошел крестный ход с чудотворной иконой святого Георгия Победоносца, принесенной из города Мариуполя. Преосвященный Мартиниан благословенно принял икону и перенес ее в Крестовоздвиженскую церковь, в которой находилась и другая, доставленная к этому дню, святыня — ковчежец с частицей мощей равноапостольного князя Владимира.

На следующий день, после Божественной литургии, отслуженной по случаю праздника во всех храмах монастыря, начался крестный ход вокруг обители. Это был единственный в своем роде крестный ход вокруг Георгиевского монастыря. Приходилось спускаться по крутым уступам и идти по краям глубоких пропастей, со дна которых глухо доносился шум морского прибоя. Море в этот день затихло, словно не хотело нарушать своим плеском благословенной тишины, среди которой раздавалось чудное пение «Спаси, Господи, люди Твоя…». Мощно пел архиерейский хор, и далеко по скалам разносилось это пение.

В процессе крестного хода было совершено водосвятие на источнике святого Георгия. После этого епископ Мартиниан возвратился в Крестовоздвиженскую церковь, а крестный ход во главе с ректором семинарии о. Иоанном Знаменским спустился к берегу моря. Сев в лодки, верующие поплыли к таинственному острову, на котором 1000 лет назад явился святой Георгий. Там они отслужили молебен и двинулись в обратный путь, продолжая петь праздничные тропари даже в лодках. Этот «водяной» крестный ход производил чарующее впечатление.

По окончании крестного хода в покоях настоятеля была предложена трапеза для высшего духовенства и почетных гостей. По окончании трапезы почетным гостям раздавались специально отчеканенные серебряные медали и бронзовые жетоны с изображением вида монастыря. Надпись на них гласила: «В память тысячелетия Георгиевского монастыря в Крыму». С обратной стороны медали памятная дата «891–1891», на жетонах же образ святого великомученика Георгия, сидящего на коне и пронзающего копьем змея. Кроме этого, гостям раздавались альбомы с видами монастыря.