Меню

Переправа по плавучему мосту через рейд 1855 г.

Очевидец переправы поручик Лев Толстой с документальной точностью описал переход по плавучему мосту через Севастопольскую бухту в 1855 г. и внутреннее состояние защитников первой обороны города.

«Севастопольское войско, как море в зыбливую мрачную ночь, сливаясь, развиваясь и тревожно трепеща всей своей массой, колыхаясь у бухты по мосту и на Северной, медленно двигалось в непроницаемой темноте прочь от места, на котором столько оно оставило храбрых братьев, — от места, всего облитого его кровью; от места, одиннадцать месяцев отстаиваемого от вдвойне сильнейшего врага, и которое теперь велено было оставить без боя. …Почти каждый солдат, взглянув с северной стороны на оставленный Севастополь, с невыразимой горечью в сердце вздыхал и грозился врагам»¹.

С 5 по 8 августа противник выпустил 56 500 артиллерийских снарядов, с 9 по 24 августа — 132 500 снарядов, т.е. в среднем в день около 9 тыс. Русские ответили 51 300 выстрелами, или по 3 400 выстрелов в сутки, т. е. почти в три раза меньше. У защитников Севастополя истощились запасы снарядов, мало оставалось и орудий. Горчаков решил отвести войска на Северную сторону.

К 15 августа был готов 900-метровый плавучий мост через Севастопольскую бухту. 15 же августа Горчаков отдал приказание о переходе всех штабов и управлений на Северную сторону. 24 августа началась шестая бомбардировка Севастополя. Одна бомба попала в стоявший на рейде военный транспорт «Березань», пробила палубу и разорвалась в трюме. Возник пожар. Пламя вырвалось наружу и охватило все судно. Противник, привлеченный ярким заревом, сосредоточил огонь по горящему транспорту. Якоря не выдержали, волною и течением транспорт понесло через бухту на мост, который мог быть сильно поврежден. Нужно было спасти мост. Матросы проявили исключительную ловкость и героизм. Под сильным артиллерийским огнем противника они сумели отбуксировать горящий транспорт на середину бухты и несколькими выстрелами в подводную часть потопили его.

Исключительно неблагоприятная для русских войск обстановка вынудила командование отвести войска на Северную сторону Севастополя, несмотря на их решимость отстаивать родной город. Перевод войск на Северную сторону Большой бухты создавал между русскими и противником водную преграду до 900 метров шириной и лишал неприятеля возможности наносить русским ежедневно большие потери. Южная сторона, отдаваемая противнику, вся была в зоне огня артиллерии с Северной стороны

В сумерки 27 августа 1855 г. взвилась ракета — сигнал к отходу. Первыми отходили войска, расположенные в районе моста, за ними — те, которые стояли ближе к укреплениям и, наконец, гарнизоны бастионов с ближайшими их резервами. На бастионах было оставлено по 100 человек для ведения ружейного огня и артиллеристы из расчета, чтобы четвертая часть орудий продолжала вести огонь (для маскировки отхода войск). Специальные команды матросов и саперов готовились взорвать орудия и пороховые погреба. На эти же команды была возложена задача сжечь в городе все те постройки, которые могли представлять для противника какую-нибудь ценность. Тяжелую морскую артиллерию, которую нельзя было вывезти, защитники привели в негодность. Легкие орудия артиллеристы на себе (лошадей не было) стащили с бастионов и довезли до бухты, но здесь пришлось их бросить в воду, так как перетащить их через мост было невозможно.

Приказ об отходе на Северную сторону защитники Севастополя встретили недоверчиво и даже враждебно. Возникли разговоры об измене. Да и как было не возмущаться таким решением: противник был отбит, настроение у всех бодрое, стойкость в борьбе нисколько не ослабела, а тут нужно было оставлять свои позиции. Матросов и солдат чуть ли не силой приходилось направлять на мост. Они все еще ждали отмены приказа об оставлении города. Противник заметил, что в городе происходит большое движение, и решил, что это смена войск. Он догадался об отходе русских только тогда, когда начались взрывы укреплений.

Всю ночь продолжалась переправа. Дул сильный северо-восточный ветер, поднявший в бухте большое волнение. Плавучий мост под тяжестью людей, полевых орудий, повозок сильно сотрясался, временами то здесь, то там его заливало водой. Благодаря упорной, самоотверженной работе моряков и саперов, быстро подводивших под мост осмоленные бочки везде, где встречалась надобность, никаких аварий не произошло. Одновременно с переправой войск были затоплены в бухте остатки Черноморского флота.

Около полуночи взвилось несколько ракет. По этому сигналу команды, оставленные на бастионах и батареях оборонительной линии, стали отходить к мосту. Покидая укрепления, команды оставляли на каждом пороховом погребе зажженные фитили различной длины, чтобы взрывы следовали друг за другом с длительными промежутками. Один за другим взлетели на воздух бастионы и батареи с оставшимися запасами пороха и снарядов. Вся Южная сторона представляла собой сплошную массу пламени и дыма, внутри которой временами слышался грохот взрывов. Врагу досталась только груда камней и пепла. Оставление Южной стороны Севастополя ни в какой мере не поколебало решимости защитников Севастополя продолжать борьбу с врагом и изгнать его из пределов родины.