Меню

Делагардова балка

Делагардова балка — первый овраг в Севастополе, ответвляющийся влево от устья Сарандинакиной балки. Балка носит имя известного ученого, хотя названа не в честь его, а по имени хутора, принадлежавшего одному из его предков на ее левом склоне.

Крупный военный инженер, общественный деятель и видный историк, особенно известный трудами в области археологии и истории Крыма, Александр Львович Бертье-Делагард родился в 1842 г. и умер в 1920 г. А Делагардова балка показана раньше — на планах Э. И. Тотлебена, относящихся к обороне Севастополя 1854–1855 гг. Следовательно, своим названием балка обязана не А. Л. Бертье-Де-лагарду, а либо его отцу Льву Александровичу, либо дяде Константину Александровичу, которые служили на Черноморском флоте, жили в Севастополе, имели в этой балке хутор. Хутор принадлежал семье Бертъе-Делагардов и после смерти старших представителей рода. Под названием хутор Делагарда он показан на плане окрестностей Севастополя 1906 г.

Здесь, во время первой обороны города, английский фотограф Фентон снял один из самых известных своих кадров — дорога, усыпанная ядрами (см. фото слева).

Описание

Делагардова балка начинается недалеко от Кеткартова холма (бывшее Английское кладбище) и Максимовой дачи, а кончается впадением в Сарандинакину балку несколько выше элеватора. Она часто делает крутые повороты: двигаясь по дну, редко видишь вперед дальше, чем метров на пятьдесят. Делагардова балка не очень глубока, склоны ее довольно пологи — отвесных и высоких обрывов мало, хотя и на них встречаются пещеры и скальные навесы. Борта заросли кустарником, но не сплошь, а живописными группами. Среди зелени сверкают на солнце отполированные вековыми дождями известняковые скалы.

Как обычно, по дну пролегает дорога, которая здесь из-за цвета камня белым-бела. По сторонам — садовые участки горожан, при них домики. Особо роскошной растительности тоже нет: почва камениста и безводна. Зато ограды буйно обвила ежевика (ожина). Свисающие над дорогой красивые, но колючие стебли осенью усеяны черными плодами. Ежевика почти не уступает по вкусу клубнике и малине, растет же повсюду, не требуя никакой заботы и ухода.

Дно балки довольно круто поднимается вверх так, что, не доходя до ее верховьев, лишь одолев пологий склон, можно увидеть большую часть города, раскинувшуюся по ровному плато от Исторического бульвара до конца Куликова поля.

В месте впадения Делагардовой балки в Сарандинакину, слева над плодовыми деревьями садов, стоят два огромных пирамидальных тополя и почти не уступающий им своей высотою раскидистый кедр. Деревья указывают место, где был хутор семейства Бертье-Делагардов.

Сейчас здесь небольшой жилой дом, явно нестарый, вероятно, построенный на фундаменте прежнего — делагардовского. Зримым напоминанием о хуторе известного ученого А. Л. Бертье-Делагарда, кроме деревьев, служит большой старый резервуар с прекрасной водой, поступающей из источников, каптированных в обрыве скалы. Непрерывной струей течет вода в водоем, а потом насосами и самотеком подается в соседние сады.

Координаты: +44° 34' 27.79", +33° 33' 1.61"