Меню

Банда Бабака

В современной криминальной истории Крыма самой, пожалуй, кровожадной считается банда, которую возглавлял Петр Бабак. Это преступное сообщество действовало в 1994 году в Ленинском районе Крыма, который занимает часть Керченского полуострова. В банду, кроме 36-летнего трижды судимого главаря, входили еще четверо жителей города Щелкино: 29-летний Геннадий Продан, 23-летний Виктор Никеров, его одноклассник Эдуард Туник и 28-летний Игорь Кравцов по кличке Афганец.

Банда Бабака первая в Крыму стала использовать для хранения добычи и возможности отсидеться штольни и каменоломни Ленинского района. Это уже потом их опыт переняли другие ОПГ.

Преамбула

В начале 1990-х годах в Ленинском районе было законсервировано строительство атомной электростанции. После того, как уже вложили огромные средства, строительство АЭС прекратили (плохая экономическая ситуация в стране и взрыв на ЧАЭС). Кроме средств, в районе осели тысячи людей в расчете на постоянную и престижную работу. И оказались не у дел. В общем, совсем лишняя и увесистая гиря на чашу весов криминогенной обстановки.

С разгаром курортного сезона в районе пошли слухи: «бомбят» отдыхающих у моря. Целенаправленно, жестоко, с угрозами огнестрельным оружием. Одна и та же группа. И передвигается на автомобилях. Быстрота и натиск. Позавчера ограблены туристы у Арабатской стрелки, вчера — налет на компанию москвичей возле Коктебеля, сегодня — грабеж вблизи села Золотое на восточном берегу Казантипского залива. В масках, с автоматами, карабинами. Аппетит приходил во время еды. Поначалу охотились за деньгами, валютой, продуктами, фотоаппаратами. А потом начали отбирать и автомашины. На них и стали нацеливаться. У села Золотое банде досталась и добыча «золотая». Два джипа и «жигуль», видеокамера, телевизор, фотоаппарат, видеомагнитофон, золото, валюта, винчестер и 600 патронов к нему…

А уже в следующую ночь — 20 июля — жертвой Бабака стал палаточный лагерь, недалеко от села Каменского, где отдыхали семеро киевлян и пятеро их детей. Сценарий нападения остался прежним. Неожиданная ночная атака, автоматные очереди над головами перепуганных людей, ослепляющие глаза фонари. Никто из киевлян, опасаясь за жизнь детей, не оказал бандитам сопротивления. И они, прихватив все, включая золото, валюту, детские вещи, продукты и, конечно, автомобиль «Ауди», вновь скрылись в каменоломнях.

В пещере каменных королей

После этого ограбления милиция начала прочесывать весь Ленинский район. На его переднем крае находилась госавтоинспекция района.

В тот роковой день экипаж ГАИ в составе старшего лейтенанта А. Тарасенкова и старшины И. Фарафонтова выехал для обследования местности в район села Каменское у побережья Арабатского залива. С ними, опытными работниками, было двое молодых, только что принятых на службу, сотрудников райотдела милиции. Машина миновала село. Дорога шла к морю. Автоинспекторы увидели поворот на Ак-Монайские каменоломни и тотчас их наметанный глаз установил: слишком укатан машинами этот давно заброшенный проселок. Повернули. Въезд в покинутые штольни. Но что это? Какой-то человек при виде милиции мгновенно скрывается во тьму въезда. Всей кожей ощутили инспекторы: вот он, горячий след! Решение приняли такое: молодых отправить на машине за подмогой, а самим… Они выбрали самое опасное — войти во мрак штолен. Проще было ждать подкрепления, но об этих подземных выработках ходили легенды, что тянутся они, чуть ли не до Керчи и соединяются со знаменитыми Аджимушкайскими каменоломнями. Если так, то промедлить значило искать потом ветра в поле. И они вошли, А. Тарасенков и И. Фарафонтов.

Продвигались медленно и осторожно. Когда глаза после дневного света немного приспособились к сумраку первых метров штольни, оба различили очертания автомобиля. Идущий впереди Фарафонтов зажег свет. Вот она, Ауди-100, последняя, свежая добыча банды, отобранная под угрозой оружия у автотуристов здесь же, у моря, возле села Каменское… И в тот же момент оглушительно прогремела под сводами автоматная очередь. Три пули попали в Фарафонтова, одна раздробила ключицу Тарасенкова. От болевого шока старший лейтенант потерял сознание, и стрелявший посчитал его убитым. Что касается Игоря Фарафонтова, то инспектор дорожно-патрульной службы теми тремя автоматными пулями был только ранен. А убит чуть позднее выстрелом из карабина. И на теле его остались следы пыток. Скрывавшиеся в катакомбах хотели узнать, что милиции известно о них, какие принимаются меры. Они успели улизнуть из своего подземного убежища до прибытия оперативной группы райотдела.

Их было пятеро, все местные жители: Петр Бабак, Геннадий Продан, Игорь Кравцов, Виктор Никеров, Эдуард Туник. Возраст — от 23 до 36 лет. Они не просто хоронились в пещерах каменоломен, здесь было их логово. Устроились под землей всерьез и надолго. Оборудовали «гаражи», «спальни», склады продуктов и питьевой воды, награбленного. А в одной из дальних штолен устроили тир — для тренировок и развлечения. Развлекались они здесь и по-другому: в катакомбы приезжали на их автомобилях и девицы. Транспорта хватало: два джипа, несколько «девяток» модного цвета «мокрый асфальт», Ауди-100…

Но тогда о них, подземных «призраках», должны были знать в окрестностях? Не могли не знать? Да, видели и слышали. Мальчишки слышали пальбу под землей. Рыбаки замечали у каменоломен рыскавших туда-сюда людей. Однако все молчали. Все набрали в рот воды. Все боялись. Как на Сицилии. Ничего не вижу, ничего не слышу, ничего никому не скажу. Моя хата с краю…

От Керчи до Симферополя

На таком пространстве развернулись поиски банды. Очень скоро стало ясно: сил района на ее поимку не хватает. И дело не только в том, что постов ГАИ раз-два и обчелся. Даже в тех случаях когда садились «на хвост» бандитам, ничего путного из этого не получалось. Так, в тот день, когда трагической ценой была обнаружена их база, оперативная группа наскочила на один из джипов банды. Началась погоня. Какое-то время уазик милиции и джип, ощетиненные стволами, мчались бок о бок рядом с микроавтобусом, полным детей. Затем на удобном повороте джип резко ушел с трассы, пробив автоматной очередью крышу автомашины милиции. Скорость, которую он набрал, оказалась не под силу старенькому уазику. В другой раз патрульная машина ГАИ столкнулась с «Жигулями» банды в Нижнегорском районе. Преследование длилось несколько километров, а затем бензин у патруля иссяк, и все на этом закончилось…

С другой стороны, Ленинским районом дело уже не ограничивалось. Бандиты, поняв, что за них взялись основательно, начали метаться по другим районам. Оперативные данные показывали — они появляются и под Симферополем. Не будем детализировать дальнейшее. Скажем только, что для захвата банды из пяти человек были привлечены немалые силы национальной гвардии. «Беркута», ПДС, и не только крымские, совершались облеты больших территорий вертолетами ВВС.

Бандиты действовали дерзко и жестоко. Передвигались только на автомобилях, каждый раз других. Свои «засвеченные» машины они топили в каналах либо бросали в лесополосах. Новые захватывали, не останавливаясь перед убийствами. В одном из кооперативных гаражей застрелили владельца машины, позже расстреляли в винограднике супружескую чету из Феодосии, сели в их автомобиль и скрылись.

Главарь банды Петр Бабак повязал своих подручных кровью, чтобы некуда было отступать. Приказывал стрелять без раздумья. А потом вышел для него нежданный финал. То ли показалось его дружкам, что «бугор» запланировал бросить их и уйти с награбленным, то ли даже они ужасались его нечеловеческой жестокости, но в один из дней они убили Бабака и закопали в лесополосе.

Продана и Никерова брали под Симферополем. Они приехали в поселок Мирный — якобы за наркотиками, а на деле — по своим тайным связям, осмотреться, передохнуть. Продан был схвачен чисто, а с Никеровым вышел, к сожалению, характерный курьез, говорящий сам за себя. Когда его придавили, он взмолился: отпустите, больно же, ребята… Те и послушались... И тут же получили пули: выхватил Никеров сзади из-за ремня пистолет, ранил двух милиционеров и улизнул. Взяли его в тот же день, по наводке Продана. А позже арестовали Туника, тот не сопротивлялся, видел, что в кольце.

Всех пойманых членов банды вскоре осудили и расстреляли. Последнего члена банды — Игоря Кравцова, бывшего афганца, нашли только через 12 лет. Его задержали в декабре 2006 года. Выяснилось, что всё это время он скрывался у родственников в Донбассе. Кравцов второй раз женился, воспитывал дочь и, как сам признался, «разводил кроликов и ездил на заработки в Москву». Скрываться от милиции ему помогал брат (отсидевший ранее за наркотики), с которым они были похожи как две капли воды. «Афганец» жил по его паспорту, а для пущей уверенности сделал себе такие же, как у брата, татуировки. Они соблюдали конспирацию, и их пути на людях никогда не пересекались. Причём Кравцова-разбойника несколько раз останавливал милицейский патруль, но придраться было не к чему. Задержали его только после того, как результаты дактилоскопической и почерковедческой экспертиз показали, что паспортом законопослушного гражданина незаконно пользуется жестокий бандит.

Игоря Кравцова перевезли в Крым, и прокуратура возобновила расследование двенадцатилетней давности. В мае 2007 года Апелляционный суд Крыма вынес ему приговор по семи статьям Уголовного кодекса — тринадцать лет лишения свободы. Преступник подал кассационную жалобу в Верховный суд Украины, но до её рассмотрения не дожил: 8 сентября 2007 года Кравцов скончался в киевском сизо. Официальная причина смерти последнего члена банды Бабака — острая сердечная недостаточность.