Меню

История Ак-Монайских каменоломен

Связывают основание Ак-Монайских каменоломен с ротой солдат, чем-то прогневавших матушку-Екатерину. Сослала якобы она неугодных на край света — в Крым. Даже на самый край этого края — к основанию Арабатской стрелки. И стали ссыльные камень ломать, дома строить. А позже превратился Ак-Монай в место подневольного труда: ссылали сюда каторжников. Это их руками выдолблены километры штолен. Из акманайского камня строилась Феодосия и многие села окрест. Вывозился он и дальше.

Здесь каторжники работали, здесь жили, здесь же и умирали. И хоронили их в одном из ответвлений выработок: просто укладывали тело у стены и заваливали камнями, а рядом вырастала обычная стенка из отходов. Никто не различит могилу, никто не найдет. Разве что товарищ нацарапает на стене крест, или художник, из таких же каторжников, найдет минутку и что-то нарисует.

Для житья каторжникам выделялась одна из выработок. Ограждалась она «ложными стенками» — из тех самых каменных отходов. Стелили там солому, завешивали вход — вот и вся «меблировка». Для туалета отведено отдельное место. Попадая в каменоломню, преступник обречен был долго не увидеть солнца. Весь свет — от самодельной лампы: бутылочки, наполненной маслом, где тлел фитилек. Жили они здесь, не ощущая смены погоды, времен года — в выработках круглый год одна и та же температура, девять градусов тепла по Цельсию. Только по тому, как таяли силы, прибавлялось морщин и седых волос, убавлялось зубов и надежды, можно было понять, что проходят месяцы и годы.

Ак-Монай был маленьким селом при каменоломнях. Местом отдаленным, уединенным — однако в восточном Крыму среди подрядчиков и строителей известным. Случалось и такое, что новую штольню били под заказ — ежели требовался камень известного сорта. Скажем, из одной катакомбы брали известняк помягче, который обрабатывается легко. Из другой добывали плотный твердый камень, называли его «мрамор» — первосортный материал. К Ак-Монайским каменоломням даже подвели железнодорожную ветку — чтоб быстрее вывозить камень.

Можно примерно сказать, когда здесь прекратилась добыча: в конце 1917 — начале 1918 годов. Не исключено, что кто-то из бывших каторжников выбился в те времена в красные комиссары — почему нет, «биография» подходящая: человек, пострадавший от царского режима и надрывавшийся в каменоломнях… Прекратилась добыча и на тех участках, где трудились вольнонаемные.

Если вы посмотрите на карту, то увидите: неподалеку от Ак-Моная находится место, откуда «вырастает» Керченский полуостров. Это — Парпачский перешеек. Место стратегически важное. Кто захватил этот перешеек — тот и открыл дорогу на весь Керченский полуостров. В 1919 красные войска не удержали Ак-Монайских позиций на Парпачском перешейке, а в 1921 с тех же позиций отступали белые.

Каменоломни же все время находились в тылу обороняющейся армии. Там пряталось местные жители, там размещали оружейные и интендантские склады, там хватало места для госпиталя и для солдат.

В Ак-Монайских каменоломнях не происходило таких громких событий, как, скажем партизанское восстание 1919 года в Аджимушкайских. Но это не значит, что эти места не видели больших человеческих трагедий.

В одной из подземных выработок этих каменоломен ГПУ организовало фильтрационный лагерь для лиц «непролетарского происхождения», которые вернулись из-за границы, или не успели туда уехать. Есть сведения, что по каким-то причинам эти штольни были затампонированы (наглухо закрыты) вместе с людьми. Что там случилось: провело ГПУ массовые расстрелы, или заживо замуровало узников — неизвестно.

Тридцатые годы наконец-то принесли оживление в Ак-Монайские каменоломни. Возобновилась добыча камня. Правда, не так как встарь, «по советскому». Это значит — туннели делались попроще, к поверхности поближе. Проваливаются сейчас все больше именно эти выработки. На стенах можно увидеть «компас» — круг, по нему насечки. Это маркшейдер в начале прошлого века размечал, как пройдет новый тоннель по отношению к другим ходам каменоломни.

Здесь же в первые месяцы Великой Отечественной войны вовсю работали «особые тройки», в считанные часы вершившие суд. До самых последних дней, пока не сомкнулось кольцо окружения, пока немцы не взяли Ак-Монайские позиции, в каменоломнях находились наши войска.