Меню

Штурм крепости в Ялте

С укреплением в Ялте был связан малоизвестный драматический эпизод времен «покоренья Крыма».

После занятия полуострова в ходе русско-турецкой войны 1768–1774 годов в Ялте, как и в некоторых других местечках Южнобережья, были размещены гарнизоны русских войск. Ялтинский отряд составляли две роты Брянского полка под началом георгиевского кавалера майора Самойло Салтанова — чуть более двухсот человек при двух орудиях. Руины средневековых стен были приспособлены для обороны и усилены полевыми земляными укреплениями. Возле храма были установлены обе пушки. В самой церкви, видимо, устроили пороховой склад.

В июле 1774 года война близилась к завершению, уже велись мирные переговоры, тем не менее вероломные османы высадили на Южном берегу полуострова Крым сильный десант. Сначала удару подверглась Алушта. Малочисленный русский гарнизон не смог остановить неприятеля и после жестокого боя отступил. Действия турок сопровождались жестокой резней местных христиан. Очередь Ялты настала спустя два дня, 19 июля.

С рассветом турецкая эскадра подошла со стороны Гурзуфа и начала высадку десанта на берег Ялтинского залива. Ружейный и артиллерийский огонь брянцев причинил неприятелю ущерб, но остановить высадку не мог. Основные силы неприятеля высадились западнее, при устье Учан-Су, вне досягаемости выстрелов. Позднейшая реляция характеризует дальнейшие события: «Ялта со всех сторон сошедшими с флота турками окружена и штурмована была». Майор С. Салтанов собрал свои немногочисленные силы в укреплении и организовал упорную оборону. Картечь и организованный ружейный огонь не позволяли туркам приблизиться к стенам, наглядно демонстрируя азиатам превосходство европейской военной выучки. Тем не менее, положение осажденных было критическим, неприятель имел подавляющее численное превосходство, пути к отходу отсутствовали, надежды на своевременную помощь не оправдались (никто из восьми посыльных до своих не добрался), раненым оказался и сам майор С. Салтанов.

Единственным выходом была попытка прорыва. После полудня, заклепав орудия и построившись в каре, русские предприняли энергичную штыковую атаку и, разбросав неприятеля, прорвались через предполье. Дороги как таковой не было, а удержать строй среди мелколесья на скалистых склонах невозможно. Многочисленность врагов стала решающей. Схватка продолжалась до наступления темноты. Вместе со своим командиром полегло 205 русских воинов. Два офицера и 15 нижних чинов прорвались в горы и вернулись в полк. В плен никто не сдался.

Заключительный акт драмы разыгрался у храма Святого Иоанна. Что точно произошло внутри древних стен, уже, наверно, не установить. В начале XIX века очевидцы свидетельствовали, что здесь укрылась какая-то часть русских и местных жителей-христиан. Может быть, здесь, под защитой основательных стен, надеясь на приход помощи, остались раненые, не способные участвовать в прорыве, возможно, вернулось какое-то количество отставших во время атаки, а вместе с ними сколько-то ялтинских христиан надеялись спастись здесь от жестокости победителей. Во всяком случае, турки взорвали древний храм пороховой миной и перебили всех. По преданию, спаслась лишь жена настоятеля храма. Местная традиция сохраняла и имена здешних жителей, живейшим образом содействовавших зверству османов, — неких Ходжавы, вдовы последнего султанского управителя здешних мест, и ее сына, известного под милым прозвищем Дели-Балта — «бешеный топор».

Дальнейшие события более известны. Выступивший из Симферополя сильный отряд русских войск под командованием генерал-майора В. П. Мусина-Пушкина в решительном бою при деревне Шумы (ныне село Перевальное) разбил османов. Для истории русского оружия этот не особенно значительный бой памятен еще и тем, что здесь будущий победитель Бонапарта, тогда подполковник, Михаил Илларионович Голенищев-Кутузов получил тяжелое ранение и лишился глаза. Остатки турок, потеряв своего предводителя Тузчи-оглы Смаила-агу и опасаясь окружения, отступили обратно на Южный берег Крыма, вскоре погрузились на суда и отбыли от берегов Крыма.

Отметим небрежение соотечественников к исторической памяти. Подвиг майора С. Салтанова и его подчиненных по сей день никоим образом не отмечен в Крыму. Зато на перекрестках дорог полуострова появляются памятники душегубам и разбойникам — героям истории и фольклора крымско-татарского народа.