Меню

Путеводитель по Лисьей бухте

В Лисью бухту добираются двумя дорогами. На машинах лучше ехать от поворота между Щебетовкой и Курортным по весьма экстремальной пыльной грунтовой дороге, после дождей превращающейся в сложный барьер. Но и в засуху проезд по ней противопоказан автомобилю с низкой посадкой, а вот паркетники с полным приводом здесь уже пройдут вполне легко. Пешеходы обычно идут по берегу моря со стороны поселка Курортное (аборигены Лиски называют его «КырПыр»). Идти неспешным шагом с полчаса — сорок минут.

До середины 1990-х лет Лисья бухта в Крыму была просто раем для «дикарей». Ближайшая цивилизация размещалась либо в пятидесяти минутах ходу, в КырПыре, либо в часе с лишним — в Щебетовке. Второй путь более сложен — идти приходится через горный перевал, по краю пропасти.

Раньше всё необходимое — палатки, спальники и, главное, харчи отдыхающим приходилось нести с собой. Хочешь есть — иди сначала на Эчки-Даг за водой и дровами (путь туда и обратно занимает часа полтора), потом разжигай костёр. Так что завтракать туристы начинали часика этак в два дня.

Машин в Лиске не было. Мало кто отваживался на поездку через малопроходимый перевал. Но время шло. Предприимчивые торговцы открыли здесь хоть и очень примитивные, но кафе. Перевал выровняли бульдозером. Торговые точки на участке при входе на пляж стали расти не то чтобы как грибы, но с каждым годом их становилось всё больше. Из-за того что в Лисью бухту попасть стало проще, здесь начало появляться больше случайных людей. Все чаще можно видеть здесь крутые джипы с семейными парами «текстильщиков», вместо приехавших автостопом хиппарей-нудистов.

Надо сказать, что матрасники (так «коренные» отдыхающие называют отдыхающих цивилизованных) в Лисьей бухте были и раньше. Раз в день, в 11 утра их привозил из Феодосии теплоход и высаживал достаточно далеко от места обитания натуристов-неформалов. Испуганно озираясь, туристы купались и спустя несколько часов уплывали обратно. Но новые матрасники оказались смелее и начали селиться в тех же местах, где и натуристы. В Бухте заговорили о падении нравов.

Лисья бухта условно делится она на несколько зон — автономных палаточных лагерей. На крайнем востоке бухты расположена Шакалка, где далековато до моря, но удобно ставить палатки, ибо есть зелень — кусты и деревья. Островок деревьев есть так же в «Зеленке» — это место козырное и почти всегда занято — расположено на берегу моря в тени нескольких фисташек и дубов. Наиболее обширный участок — «Ямайка», где всегда развивается флаг этого государства. Здесь наиболее удобный для купания пляж, но места для установки палаток немного. Есть еще «Куба», «Нюшка», «Фисташковая роща», «Чукотка». Именно на «Чукотке» раньше проводились наиболее мощные концерты. Район Лиски, где нынче расположены кафе и чайханы, называется «Пикадилли». Сродни лондонской площади — это главная дорожно-тропиночная развязка бухты и центр местной торговли. Жизнь в Лисьей бухте неспешная, здесь постоянно кто-то приезжает, кто-то уезжает, но все это проходит очень размеренно.

Кстати, в Лисьей Бухте должно было начаться строительство рекреационного комплекса на 5000 мест, однако, начато не было. Согласно проекту, в Зелёнке должен быть построен санаторий, в Шакалке — аквапарк.

Помимо загара и купаний, одно из любимых занятий аборигенов Лиски — глиномазание и творчество на гальке. Глиномазание — это специфический ритуал, понятный только тем, кто его испытал на себе в Лисьей бухте. Приморские отроги сложены легко размывающейся глиной, считающейся здесь целебной. Может она и не излечивает от недугов, но уж точно не вредит, если пользоваться ею в меру. А вот кожа после этой глины, действительно, становится свежей, чистой и помолодевшей. Поэтому на берегу часто можно видеть тела голубовато-инопланетного вида, измазывающие друг дружку природной косметикой. Наличие свободного времени часто дает толчок на проявление различного творчества. Одной из характерных черт Лиски являются художества на местных приморских камнях. Здесь встречаются настоящие шедевры ручного творчества на гальке — ее разрисовывают красками, а затем украшают этими полотнами округу своей палатки. Часто здесь строят пирамидки из камней, каменных человечков и различных божков.

В последнее время дух Лиски стал изменяться — все-таки популярность и прогресс не всегда приносят лучшие дары. Предприимчивые торговцы открыли здесь хоть и очень примитивные, но кафешки, продают питьевую воду и дрова, по пляжу ходят надоедающие местные тетки с криками «пахлава медовая». Все чаще можно видеть здесь крутые джипы с семейными парами «текстильщиков», вместо приехавших автостопом хиппарей-нудистов. Все больше йогов и старающихся ими быть (опять-таки — модно!), которые приезжают сюда на платные семинары. Много откровенных панков — постоянно пьяных, матерящихся и иногда промышляющих воровством. Аборигены судачат, что именно йоги принесли наибольший урон духу Лиски — мусорят, ходят, где попало в туалет, а не в «долину мертвых черепов» и привлекают своей платежеспособностью местных торговцев. Поговаривают, что многие наиболее яркие постояльцы бухты, с каждым годом переходят в менее людные места, не распространяясь куда. Сейчас многие приезжают в Лиску «потому что модно», а не за духом свободы.

Но, несмотря на это, есть в Лисьей бухте еще свои аборигены, есть понятие единой равной и дружной семьи, есть музыка и мысли. Человек, попавший в Лиску единожды и почувствовавший ее сердцем, непременно будет стремиться сюда снова. И человеку уже наплевать на наступающую цивилизацию и поверхностные изменения в образе любимой бухты. Главное, что отныне у него и у Лиски единые мысли и единое сердце. Так же тянет настоящих z-people на «ставший не тем» КаZантип, так же тянет настоящих походников на ставший «матрасным» Мангуп.

Однозначно, Лиска меняется и измениться. Как именно она измениться и какой будет через пару лет — сказать сложно. Если СовМин Крыма не примет решение о более жестком заповедном статусе урочища, чем нынешнее, возможно, зарастет шалманами и чебуречно-пловным смрадом как Ай-Петри.