Меню

Огненные явления на Черном море («кипение моря»)

Отправившиеся на ночной лов рыбаки слышали гул на море между Алуштой и Судаком. Необычное при совершенно тихой погоде волнение в виде мелкой зыби, внешне похожее на «кипение моря» перед землетрясением 1927 года в Крыму, заставило даже самых храбрых вернуться на берег.

В 30 км к западу от Севастополя были замечены огневые столбы и завесы. А все начиналось вечером 11 сентября. Тогда многие обратили внимание на какой-то особенный закат солнца. Гидролог профессор П. А. Двойченко вспоминал, как, направляясь в Херсонес, он увидел, что «западная часть неба была охвачена ярким буровато-оранжевым светом, который эффектно отсвечивал на гладкой поверхности Карантинной бухты. Как будто пылал пожар, яркий свет которого проходил через дымовую завесу. Отблеск от водяной поверхности был такой яркости, что лошадь бросалась в сторону и не хотела проехать близко к воде». После захода солнца разразилась сильная гроза, затем небо очистилось, и на нем засияла полная луна.

По свидетельствам очевидцев, во время землетрясения, они наблюдали «огонь красного цвета в виде сильной зарницы» в западном направлении, где грозовых туч тогда не было. Получается, что огненные вспышки действительно имели огромные размеры, поскольку были видны на расстоянии до 60–70 км. На мысе Лукулл наблюдалась огненная вспышка высотой около 500 м и шириной около 1,8 км. Эти вспышки были видны даже из Евпатории. Также из рассказов очевидцев из Феодосии, известно, что в 30 км по направлению к Анапе (то есть по другую сторону от основного очага и также на большом от него удалении), в море, тоже были замечены огненные столбы. Таким образом, оказывается, что вспышки огня, в том числе линейно распространявшиеся, имели место в Севастопольско-Евпаторийской, Судакской (условно) и Феодосийской зонах. В первой они наблюдались при главном землетрясении и последовавших той же ночью толчках, затем в начале октября, во второй — в первых числах октября. Часть из них безусловно связана с землетрясениями.

Уже в 1930-х годах допускали, что вспышки огня над водой связаны с загоранием метана, выходящего со дна моря через трещины, образовавшиеся при сейсмических подвижках. Ныне это подтвердили специалисты из Национального агентства морских исследований и технологий Украины. Случаи возникновения огненных факелов над водой в результате горения метана хорошо известны при грязевых извержениях в Бакинском архипелаге на Каспии. Следовательно, есть все основания считать, что вспышки огня в виде полос и пятен над водой маркируют трещины на дне, как это часто бывает на суше при сильных землетрясениях.

Согласно другим предположениям, мог гореть сероводород, который растворен в нижних слоях воды Черного моря и при определенных условиях мог дегазироваться и на поверхности вспыхнуть.