Меню

История посёлка Черноморское

См. также: Древний период Черноморского, Советский и украинский период Черноморского

В истории Черноморского, в том числе и Тарханкутского полуострова, заметный след оставил генерал-губернатор Новороссийского края граф М. С. Воронцов.

Дореволюционный период Черноморского

После присоединения Крыма к России земли при Ак-Мечетской Гавани были подарены командующему Черноморской эскадрой, графу Марку Ивановичу Войновичу. В ордере, подписанном князем Г. А. Потемкиным в феврале 1787 года говорилось: «…Флота капитана I ранга, кавалера графа Войновича отвести во владение земли при Ак-Мечетской гавани со всеми угодьями и татарскими строениями и выдать на оную надлежащий план». В 1789 году земельная комиссия отмежевывает и выдаёт М. И. Войновичу «надлежащий план» на удобные и неудобные земли при Ак-Мечетской бухте с деревнями Ак-Мечеть и Чукур в количестве 2904 десятины под названием Ак-Мечетской дачи.

Экономического развития Ак-Мечеть в этот период не получила, возможно из-за её отдалённости и незаинтересованности в этом контр-адмирала графа Войновича. Из документов известно только, что «… у графа при Ак-Мечетской гавани имеется обветшалый каменный дом, несколько сараев для загона овец, сеть кустов виноградных лоз».

В 1824 году все земли при Ак-Мечетской гавани с деревней Ак-Мечеть, Чукур и близлежавшие земли, принадлежавшие контр-адмиралу Ушакову, а также деревню Шейхлар (свыше двух тысяч десятин земли) приобретает генерал-губернатор Новороссийского края граф М. С. Воронцов. Его деятельность оставила заметный след в развитии экономики и культуры Крыма, в том числе и Тарханкутского полуострова.

Высокопоставленный чиновник и очень богатый помещик выгодно использует Западный Крым для разведения овец, виноградарства и рыбной ловли, создает в селе Ак-Мечеть «доходную экономию». Интересно, что своё имение Ак-Мечеть граф Воронцов посетил 4 июля 1834 года вместе с путешествовавшим маршалом Мармоном, герцогом Рагузским, соратником небезызвестного Наполеона Бонапарта. В книге «Путешествие маршала Мармона герцога Рагузского в Венгрию, Трансильванию, Южную Россию, по Крыму и берегам Азовского моря, в Константинополь, некоторые части Малой Азии, Сирию Палестину и Египет» читаем:

«…В имении графа Воронцова есть гавань, естественная, произведенная самой природой. Когда окончатся работы, начатые им для устройства ее, это будет место нагрузки и вывоза леса, который привлечет народонаселение и торговлю» .

Массовая эмиграция татарского населения в конце XVIII начале XIX века не могла не отразиться на экономике полуострова. Ущерб, нанесенный сельскому хозяйству Крыма, составил 15 млн. руб. серебром. Земля осталась «по недостатку рук без надлежащей обработки, а татары увезли с собой массу ценностей» — сообщается в «Русском вестнике» за 1866 год.

В Ак-Мечети и Шейхларе оставалось всего несколько семей местных жителей. В 30-е годы М. С. Воронцов переселяет сюда 12 семей крепостных крестьян из России и, чтобы закрепить здесь христианское население, в 1838 году строит церковь, освященную во имя святых Захария и Елисаветы.

Селение Ак-Мечеть разрастается, сливается с деревней Шейхлар и в начале XX века в документах уже встречается одно название — Ак-Мечеть.

Переселенцы строили себе домики по теперешней ул. Кирова из камня-«дикаря». Крыши и полы были земляные. Маленькие, подслеповатые окна. Теперь на этом месте построены многоэтажные дома.

М. С. Воронцов обустроил здесь гавань, куда причаливали небольшие суда для вывоза шерсти и зерна. Он завез в свое имение виноградные лозы из Италии и Венгрии, рыболовецкую артель из Мальты, но главной отраслью экономики на Тарханкуте стало разведение серых мерлушковых овец, шкурки которых высоко ценились на мировом рынке.

«Шерсть из них курчавая, серая с черным, — рассказывал посетивший имение Михаила Семеновича в 1834 году маршал Мармон. — Красоту руна своего ягнята получают от пастбищ на небольшом полуострове к северо-западу от Козлова (Тарханкут). Впрочем, влияние пищи сказывается только на особой породе, потому что если стадо этой породы, оставляя пастбища полуострова, теряет свои отличные качества, то стада других пород, приводимые туда, не приобретают тех же качеств. Вот как производится эта промышленность, очень прибыльная для владельца, но истребляющая животных. Чтобы получить красивые шкурки, надобно бить ягнят при самом их рождении, потому что когда они вырастают, шерсть их переменяет цвет. Шкурки продаются по пяти рублей за штуку. Самые нежные шкурки получаются от ягнят, которых матери зарезаны перед самым тем временем, когда им ягниться. Эти гораздо дороже, потому что за них надо взять цену ягненка и матери его…».

Имение М. С. Воронцова на Тарханкуте давало хорошие доходы. «Шейхлар составляет истинный оазис в пустынной степи, — писал в своей книге «Путешествие с зоологической целью к северным берегам Черного моря и в Крым» в 1858 году исследователь Крыма К. Ф. Кесслер. — Обширный фруктовый сад, богатые виноградники и табачные плантации свидетельствуют о том, что почва везде бывает благодарна приложенным к ней стараниям человека». В 1857 году шейхларское вино было продано по 1 руб. 12 коп. за ведро, а табак — по 7 рублей за пуд. По данным автора, «вдоль берега тянулся ряд миловидных домиков, отделенных друг от друга акациями». Один из домиков предназначался исключительно для гостей князя Воронцова, другой служил скромным жильем самого князя, когда он сюда приезжал. К. Ф. Кесслер вспоминает, что М. С. Воронцов любил свое имение на Тарханкуте, заботился о нём и хотел возвести его до уездного города.

Подробное описание Ак-Мечети содержится и в «Лоциях Черного и Азовского морей», изданных в XIX столетии, где помещен и план бухты с указанием основных построек на территории экономии: «Кто плывет от востока, тому прежде покажутся на восточном мысе карантин со стенами, спускающимися к морю, потом рыбный завод, кордон, здания на набережной и, наконец, соляной магазин на западном внутреннем мысе …Первый предмет, который можно безошибочно принять для пеленга — колокольня у Ак-Мечети, которая составляет единственный пример Ак-Мечетского залива…». Здесь же мы находим упоминание о мусульманской мечети с куполом и двумя арками, обращенными к морю, которая располагалась отдельно от других зданий.

Значительной известностью пользовался Ак-Мечетский порт, считавшийся более удобным, нежели Евпаторийский. Именно сюда предпочитали отправлять соль не только местные, но и евпаторийские купцы, храня её на складах Ак-Мечети.

Для хозяйственных целей были построены три мельницы: одна находилась сразу за церковью, две другие южнее — метрах в 300-х от первой.

У моряков и путешественников Ак-Мечет-ская бухта пользовалась доброй славой. Здесь можно было укрыться от штормовых ветров, пополнить запасы питьевой воды и продовольствия. Причём благодаря щедрости графа Воронцова приходившие в Ак-Мечеть суда получали зелень бесплатно, вино можно было купить по сносным ценам, а мясо и птицу следовало заказывать заранее.

События Крымской войны 1853–1856 годов коснулись и территории Западного Крыма. Неприятельские курсировали у берегов. Восьмого января 1855 года одно из них вошло в Ак-Мечетскую бухту и обстреляло селение. Здание церкви святых Захария и Елисаветы и экономия Воронцова получило повреждения.

Тяжелое положение в Крыму, осада Севастополя требовали помощи тыла. Многие владельцы имений снабжали фронт продовольствием, фуражом, подводами. В 1855 году экономия князя Воронцова вывезла из Ак-Мечети своими подводами для армии 35 тыс. пудов сена.

После смерти князя М. С. Воронцова имение перешло по наследству его сыну, не имевшему наследников, а затем, с конца XIX века и до революции 1917 года, принадлежало представительнице другой ветви рода Воронцовых Е. А. Воронцовой-Дашковой.

В конце XIX века в местечке Ак-Мечеть, по описанию известного путешественника Семенова-ТяньШанского, жило 600 душ населения, имелись почтово-телеграфное учреждение, несколько лавок и мельница. Здесь действовал Ак-Мечетский рыбный завод по вывозу и обработке рыбы.

Жизнь крестьян в экономии Воронцовых подробно описал в очерке «Ак-Мечеть — Черноморская» И. И. Зубов, собрав по крупицам в беседах со старожилами поселка приведенные далее факты.

Поскольку местные крестьяне не могли собственными силами обработать господскую землю, приказчики имения ежегодно до самой революции ездили на Украину (в основном, в Полтавскую губернию) вербовать сезонных рабочих. Они приезжали к 9 мая к «Весеннему Николаю» (22 мая по новому стилю) по железной дороге, а от станции шли пешком, неся свои узелки. Жили все лето в сараях для сельскохозяйственных машин, в шалашах, а то и под открытым небом; продукты в долг отпускала экономия. Работы заканчивали на Покрова. Получали окончательный расчет, праздновали завершение работ и группами отправлялись на станцию (в одиночку ходить было опасно из-за грабежей). Экономические же крестьяне графа Воронцова общиной арендовали пахотную землю помещика. По жребию распределяли участки земли. Сеяли пшеницу и ячмень, немного овса и проса. Семена, лошади, плуги — все было крестьянское. За свой тяжелый труд получали немногим более половины урожая — 60%. Когда пшеница была убрана в копны, в поле выезжал приказчик экономии, осматривал копны и выбирал лучшие. У каждой выбранной копны велел рыть ямку. И пока крестьяне не свезут с этого поля долю помещика, никто не смел трогать свою долю.

После завершения уборочных работ праздновали престольный праздник. За несколько дней до него от экономии посылалась поздравительная телеграмма владелице имения Е. А. Воронцовой-Дашковой. От графини вслед за этим приходило распоряжение устроить угощение крестьянам. Из кладовой экономии отпускались: белая мука, мясо, сало; пекли пироги, в больших котлах варили борщ. Из подвалов доставалось и виноградное вино для угощения поселенцев.

Ранним праздничным утром крестьяне Ак-Мечети и окрестных сёл собирались в церкви. После службы выступал детский хор. После обедни вокруг церкви, а раньше и на лужку, где сейчас аптека, ставили столы с угощением.

Контора экономии была невелика, она помещалась на углу Набережной и нынешней улицы Кирова. Рядом, на Набережной, была квартира управляющего и сад. Среди управляющих конца XIX — начала XX века известны Влашак, Ратибор и Килиан. Последний был выслан как иностранный подданный в начале первой мировой войны. После него и до установления Советской власти управляющим имением служил К. Потапов. В конторе служили также бухгалтер и три «конторщика» (счетовода). При каждом состоял ученик. В ученики брали мальчиков, окончивших земскую или приходскую школу. Отбирали самых сообразительных и с хорошим почерком. От ученика требовалось, чтобы он бегло и безошибочно вычислял проценты и умел вычислять площадь поля, разбив ее на чертеже на треугольники.

Жалованье — 1 рубль в месяц. Дальше — по успехам (от 3 до 5 рублей). Старшие служащие и постоянные квалифицированные рабочие получали по 2 пайка. Их зарплата была: конторщик 35 — 45 руб., бухгалтер — 75 руб., управляющий — 250 руб. (по данным Н. И. Зубова).

В экономии работали также приказчик-ключник (зав. складом), овцевод, садовник, охранники, машинист и кузнец. «Финансовая дисциплина» была жесткая: управляющий должен был переводить в определенные сроки доход от имения через банк в Главную контору Воронцовых в Петербурге. При несоблюдении этого требования управляющего немедленно увольняли.

Кроме помещичьих земель было несколько десятин, принадлежавших земству. Их арендовали хуторяне Еремизины: два родных и два двоюродных брата. Срок аренды составлял 50 и 100 лет. Поэтому они не скупились на средства, развели фруктовые сады и виноградники, которые тщательно охраняли сторожа с собаками. Хутора Еремизиных были на краю села, против входа в бывший колхозный парк, по обе стороны шоссе (в районе села Новосельское). Наиболее богатым среди арендаторов был Павел Еремизин, который являлся одновременно и церковным старостой.

Несколько семей крестьян, не порывая с хлебопашеством, занимались рыбной ловлей. Лодки и сети они имели собственные, покупали их у греков в Евпатории и Карадже. Рыбу сдавали перекупщикам в Евпатории или продавали с воза там же, на базаре.

Базара в Ак-Мечети тогда не было. Но работали два магазина. Один — «универсальный» — с мануфактурным и бакалейным отделениями принадлежал армянину Даловскому и размещался на углу теперешних улиц Кирова и Почтовой (позже здесь размещался магазин «Мелодия»). Второй — бакалейный. Он размещался на углу нынешней улицы Чапаева и Больничного переулка.

В 1885 году в селе открыта церковно-приходская школа, которая содержалась за счёт экономии князя Воронцова. Курс обучения в ней был трехлетний. Поступали в школу около 40 человек, заканчивали — 12–15. Одних родители забирали помогать в поле и по дому, других исключали по «неспособности».

Земская школа с 4-летним обучением открылась в первые годы XX века. В ней работали два учителя.

В 90-х годах XIX века начал работать врачебный участок, где размещались 14 кроватей и работали один врач и два фельдшера. В Ак-Мечети располагалась земская почтовая конная станция, здесь можно было заказать лошадей до уездного города Евпатории.

В годы первой русской революции 1905–1907 годов жители Ак-Мечети выступили против самодержавия и стали запахивать помещичьи земли. Однако крестьянские волнения были подавлены, и после поражения революции положение крестьян продолжало ухудшаться. В годы первой мировой войны посевные площади и поголовье скота в Ак-Мечети резко сократились. Из-за нехватки рабочих рук пришли в упадок соляные и рыбные промыслы. После февральской революции 1917 года крестьяне Тарханкута отказывались подписывать договоры на аренду помещичьей земли. В январе 1918 года в селе была установлена советская власть. Затем последовали годы гражданской войны. Окончательно Ак-Мечеть была освобождена от белогвардейцев в 1920 году.

Начиналось социалистическое строительство.