Меню

История исследования пещеры Мар-Хосар (Марченко)

После завершения полевых работ Крымской карстовой экспедиции (ККЭ) под руководством В. Н. Дублянского в 1959 г. на Долгоруковской яйле остался небольшой отряд под руководством О. И. Домбровского. Во время поискового выхода на плато начинающие спелеологи М. Цимбал и Г. Пантюхин нашли перспективную воронку со входом в пещеру между камнями. Придя в лагерь, они решили сделать подарок имениннику — молодому спелеологу Саше Марченко — подарить ему пещеру. С тех пор пещера называется «Марченко» или «Мар-Хосар» (хосар по-татарски означает колодец), хотя глубина входного «колодца» составляет всего 2,5 метра. Позже была пройдена привходовая часть пещеры. В исследовании пещеры принимали участие Г. Пантюхин, М. Цимбал, Ю. Шаповалов, А. Келимбетов, В. Пантюхин. Остановилась группа перед непроходимой щелью на глубине 40 метров (по старой топосъемке — на глубине 60 метров; был неправильно отснят восходящий участок хода, где надо ползти между глыбами завала). До начала восходящего участка спустился В.Н. Дублянский.

Работа в пещере возобновилась в 1973–74 гг. под руководством Юрия Моштакова (Коши). Регулярно выезжая по выходным, спелеологи Н. Леонов, С. Кондратьев, Ю. Моштаков и другие дошли до зала перед сифоном. Труба перед сифоном была не раскопана.

Продолжение исследований связано с прохождением п. Алешина вода — предполагалось, что пещера Марченко является ее истоком. В 1978 г. группой под руководством Коши раскопана глиняная труба и обнаружен сифон, который первым пронырнул Николай Леонов. Погружения проводились без применения акваланга. Пройдя вдоль ручья более 100 метров, спелеологи остановились перед новым препятствием. Ход разделился, и на первом этаже ручей через несколько метров уходил в камни. Н.Леонов попытался пройти под водой между камнями, но было слишком узко и ему с большим трудом удалось вынырнуть обратно. Второй этаж представлял собой около 20 метров практически сплошного шкурника — сначала широко, но низко, потом высоко, но узко. Заканчивался он непроходимой вертикальной щелью с расклиненным в середине непонятно откуда взявшимся камнем, которая в течение 20 лет оставалась дном пещеры. Общая длина пройденных ходов составила около 470 метров, глубина — 79 метров (по старой топосъемке — 96 метров).

Толчок дальнейшим исследованиям дало успешное прохождение Голубиной и соединение ее в 1997 году с Красной, указавшее на реальную возможность сквозного прохождения гидросистемы Красной пещеры от истоков до выхода на поверхность. Уже весной того же года группа московских спелеологов приступила к работам на дне Мар-Хосара. Щель в результате трех выходов была расширена с помощью кувалды и зубила и в мае 1998 года пройдена А. Шелепиным, но уже через 7 метров итак неширокий ход уперся в очередную совершенно непроходимую узость, расширение которой вручную выглядело в высшей степени проблематичным. Однако за ней был слышен шум воды и видно значительное расширение.

В декабре 2000 года симферопольскому клубу «Карст» совместно с киевскими спелеологами с помощью установленного на поверхности генератора на 220 вольт и электрического перфоратора удалось, проложив по пещере 450 метров кабеля, расширить щель до проходимых размеров. Было пройдено около 50 метров хода. Затем в течение нескольких экспедиций симферопольским клубом «Карст» и харьковским спелеоклубом «Вариант» пройдены две узости, за которыми последовали довольно просторные галереи, и длина пещеры почти удвоилась. 31 декабря 2001 года достигнута последняя точка — «жесткие гуры» — очень низкий ход по воде, с непроходимыми щелями между гуровыми плотинками и потолком.

В результате совместной экспедиции (Симферополь-Харьков-Москва) в феврале 2002 года за «жесткими гурами» был найден сифон, в который нырял Г. Самохин, но не смог выйти на другую сторону из-за узости. Выполнена топосъемка всей пещеры. Проведенное тогда же окрашивание однозначно указало на источник — ярко-зеленая вода вышла из Красной менее чем через 36 часов (начала она выходить ночью, когда все спали). Ни источник № 33 ниже туфовой площадки, ни источник № 35 ниже Грифона, ни Алешина Вода, ни Ени-Сала не окрасились.

В мае 2002г. была организована спелеоподводная экспедиция, в которой участвовали А. Гузеев, В. Травин, Г.Самохин (который, собственно, и нырял) и А. Шелепин. Сифон (расстояние от входа в пещеру 1000 м) глубиной около 1,5–2 м и длиной около 5 м на входе имеет ширину 2 м, высоту 1,2 м. Выход из сифона — узкая щель, которую пришлось расширять под водой кувалдой. После расширения из сифона уже можно было высунуть голову. Для плеч и баллона пришлось работать кувалдой еще около получаса. Из сифона попадаешь в галерею, местами заваленную крупными глыбами известняка. Высота галереи до 5 метров, ширина 2–3 метра.

Однако после прохождения сифона остался рабочим лишь один фонарь. Сразу же вспомнилось, что «у маленькой плоской батарейки одна, и очень короткая, жизнь» (цитата из В. Рогожникова), поэтому после пяти минут прогулки быстрым шагом пришлось повернуть назад. Галерея продолжалась.

Необходимо отметить, что страхующий при погружении располагается в самом конце очень низкого 30-метрового хода по воде в нижней его точке, и примерно за 40 минут превращает в CO2 запас кислорода в небольшом расширении у сифона. После этого он должен либо дышать из баллона, либо срочно уносить ноги, с трудом протискиваясь между гребенками гуров и потолком. Для следующего погружения необходимо выждать несколько часов.

На настоящее время длина пещеры составляет 1000 м, проективная длина — 925 м, глубина — 96 м. Вход в пещеру Мар-Хосар, являющуюся одним из истоков п. Красной, расположен на высоте 911м н.у.м. Таким образом, потенциал системы Красной пещеры составляет примерно 330 м, а общая протяженность при присоединении Мар-Хосара к Красной перевалит за 25–30 км.

Г. В. Самохин, А. Л. Шелепин
Опубликовано: Свет, № 2(25), 2004, с.14–15.