Меню

Сельскохозяйственная артель «Женский труд» при Топловском монастыре

Чтобы сохранить уставную монашескую жизнь Топловской обители и уберечь овец Христовых от новоявленных воинствующих атеистов, провозглашавших законы, по которым в своем отечестве верующим уже не было места, игумения Параскева предложила создать женскую сельскохозяйственную артель, которая потом получила название «Женский труд» и была зарегистрирована 27 марта 1922 года.

Игумения предусмотрительно учла, что именно такая юридическая форма дальнейшего существования Топловского монастыря будет соответствовать государственному декрету о земле, по которому предусматривалось, что «земельные участки с высококультурными хозяйствами: сады, плантации, питомники, оранжереи и тому подобное не подлежат разделу, а превращаются в показательные и передаются в исключительное пользование государства или общины в зависимости от размера и значения их». Это мудрое решение на некоторое время сохранило монастырь. Как и прежде, ежедневно совершалась Божественная Литургия, сестры несли обычные послушания, и игумения Параскева духовно радовалась, что в бушующем море перевернувшейся жизни Господь услышал ее молитвы и помог отвоевать святой островок у атеистического безумия для святоотеческого благочестия.

Сестры трудились, как и прежде, в полную силу, сохраняя любовь друг ко другу и дочернее почтение к матери-игумении. Как и прежде, напитывали свои души по возможности частым причащением Святых Таинств, сердечным покаянием, а также глубокой верностью уставной монастырской жизни. На всех их трудах лежало несомненное благословение Божие. Независимые эксперты из числа государственных чиновников, способные оценить только внешнюю, материально-хозяйственную часть жизни так называемой артели «Женский труд», отзывались о ее успехах с большой похвалой:

«…В смысле обработки бывший сад монастыря может смело занять одно из первых мест среди садов Крыма… оросительные сооружения находятся в должном порядке и вполне обеспечивают сад водой. Все многочисленные постройки монастыря находятся в отличном состоянии, и ни одна из них не требует даже незначительного ремонта. Все прочее имущество, находящееся в арендном пользовании в общине, — в хорошем состоянии и аккуратно сохраняется.

Вообще имение, являясь ценным государственным имуществом, при той высокой культурной работе, которую проводит община, может справедливо считаться одним из показательных хозяйств, и надо отдать должную справедливость за ее внимательное, бережное отношение к вверенному ей государственному имуществу».

Надо отметить, что эта высокая оценка государственной комиссии была дана после голода, нашествия саранчи и разрушительных ливней 1921–1923 годов. Когда с 1920 по 1923 год 70 % крымчан голодало и умерло более 70 тысяч человек, игумения сумела сохранить обитель, мужественно отражая непрекращающиеся попытки безбожников разгромить монастырь и отобрать имущество.

Но успехи обители еще больше озлобляли безбожников. В августе 1924 года они заявили, что монастырский храм не является приходским, а подлежит ликвидации наравне с монастырями, и к концу года был поставлен вопрос об окончательном закрытии трех монастырских церквей, куда по обычаю стекалось много паломников.

Власти не устраивало, что так называемая женская артель живет по монастырскому уставу и во всем послушна духовной воле игумении Параскевы. И более того, авторитет игумении и ее духовных чад оказывает нравственное влияние на все окружающие деревни, не оставляя места для новой атеистической идеологии. Безбожники обратились в КрымЦИК с просьбой «утвердить ликвидацию церквей бывшего Топловского монастыря», и храмы были опечатаны. Этому воспротивились верующие окрестных деревень, и 6 февраля 1925 года подали в КрымЦИК заявления о возвращении опечатанных храмов. В свою очередь, исполком Феодосии, обеспокоенный духовным влиянием игумении Параскевы, настаивал: «Храмы, как гражданам указанных деревень, так и самим монахиням ни в коем случае не сдавать…»

13 июля 1928 года Президиум КрымЦИКа вынес постановление о закрытии последней церкви под формальным предлогом улучшить хозяйственный быт и идеологическую деятельность сельхозартели: «Церковь нужно закрыть, чем быстрее, тем лучше».

7 сентября 1928 года власти решили ликвидировать сельхозартель «Женский труд» как лжекооперативную организацию. Монастырь не существовал более ни под каким видом.

Через три месяца после закрытия обители матушки игумении не стало. В воскресенье, 3 декабря 1928 года с игуменией Параскевой случился паралич сердца. В 9.30 иеромонах Ювеналий (Литвиненко) исповедовал и причастил игумению Святых Таинств.