Меню

Зал Дивана (совета и суда) в ханском дворце

Зал Дивана в ханском дворце предназначался для заседаний государственного совета (Дивана). Для хана по центру южной стены был установлен трон, обтянутый цветным сукном и украшенный золотым шитьем. Слева и справа от трона стояли низкие диваны для приближённых хана. Для беев, входивших в Диван, вдоль стен были установлены длинные скамьи.

Перед входом в Зал Совета и Суда в свое время существовала открытая аркада, окружавшая всё здание. Позднее она была застроена и стала «сенями», как назвал их в своих записках адъютант фельдмаршала Миниха Маяштейн, отметивший также, что вдоль стен стояли скамьи для ожидавших вызова на суд. Во время реставрационных работ в 1961–1964 гг. перед залом Дивана были убраны деревянные панели. Под ними были обнаружены деревянные колонны с простыми точеными базами и резными капителями; колонны пришлось заменить, а орнаменты потолка и плафона восстановить и окрасить в желто-оранжевые цвета. В аркаде расположена парадная дверь в зал Дивана — каменный резной портал с арочным проемом; в верхней нише его находится мраморная плита с надписью: «Двери Дивана сооружены Селямет-Гиреем ханом в 1156 (1742) г.»

Зал Дивана относится к числу ранних сохранившихся сооружений дворца. Характерной его особенностью являются капитальные каменные стены. Исследовательскими работами 1961–1964 гг. установлено, что зал составлял ядро первоначально складывавшегося комплекса и сохранял в своем облике подлинно восточные черты.

Из описания Маиштейна известно, что стены зала были облицованы «фарфоровыми плитками» (вероятно, изразцами), полы были мраморные, а посреди зала находился беломраморный бассейн с фонтаном. Реставраторами действительно обнаружены в центре зала остатки фундамента бассейна и керамического водопровода. К концу XVI в. относятся и цветные, очень красивые витражи верхнего ряда окон, а также наборное украшение в центре потолка — резной деревянный плафон.

Под хорами (балконами) у входа — высокая балюстрада, за которой во время судебного разбирательства сидели приглашенные на суд. Над входной дверью нависает балкончик, забранный решеткой, со стрельчатыми арками, украшенный орнаментальной росписью. Такие нависающие балкончики — типичная деталь богатых турецких домов. Ремонт 1820–1831 гг. не обошел и этот зал. Лепнина с потолка и стен была срезана, появилось расписное полотно вокруг плафона, на стенах — трафаретный орнамент.

У южной стены в центре находилось ханское кресло-трон, покрытое тонким оранжевым сукном с вышитым золотым полумесяцем; по обеим сторонам от трона стояли два кресла меньшего размера, крытые таким же сукном. Вдоль стен стояли диваны, на которых сидели знать и сановники. Эвлия Челеби отмечает, что на татарском языке «керюшош» означает «диван-хане» (Зал Совета): «в этих керюнюшах, — пишет он, — заседают ханы», и, «по законам рода Чингизидов, творят там суд и устанавливают справедливость». Церемония усаживания символизировала сословную иерархию: «по обычаям и правилам каждый занимает свое место». С правой стороны от хана сидит калга-султан (наследник и главнокомандующий), с левой —нуреддин (военачальник). Далее, справа стоит ханыфит-ский шейх уль-ислам (ученый богослов-дервиш), затем муфтий (глава духовной власти). Слева стоят кади-аскер (главный судья), городской мулла (священнослужитель) и 24 кадия. «Они разбирают решения, приходящие из их каза (округов), изучают и разрешают споры и претензии. Не дай Бог, если кто-нибудь из них нарушит Шариат или засудит какого-то слабого раба. На этом собрании татарские улемы (богословы. — Прим. авт.) этого незаконно судящего кадия побивают камнями. Совершенно не дают пощады». Во время церемонии заседаний в зале присутствовал и ханский визирь, который лишь иногда присаживался на стороне калги-султана; там же стоял и дефтердар (казначей). По обычаю капыджи (привратник) с серебряной тростью в руках вводил подавших жалобу. Другие чиновники — секретари Дивана и писцы — стояли на стороне нуреддина.

«После Дивана проводят мусульманскую трапезу», — продолжает Эвлия Челеби; она также происходила «по чинам» и устраивалась в 22 местах: «все участники Дивана утоляют голод, после этого проводят молитву и восхваление. Аминь».

Диван как институт управления олицетворял реальную власть в государстве. Хотя Крымское ханство, выделившись из Золотой Орды, недолго было самостоятельным и с 1475 г. подпало под власть турецких султанов, это подчинение соединилось с системой иерархии внутри феодального общества достаточно органично. Беи и мурзы были полными хозяевами своих уделов. Номинально они были вассалами хана, но фактически настоящим хозяином в стране являлась знать.

В настоящее время в Зале Совета и Суда в нишах окон размещены подсвечники, подносы, сосуды для шербета и воды, другая утварь, наконечники стрел, а также богословские книги из библиотеки Зинджирли-медресе.

В 1917 году в зале Дивана курултай крымских татар провозгласил создание независимого крымскотатарского правительства в Крыму.

Из Зала Совета и Суда можно пройти в Фонтанный дворик, сюда выходят несколько дверей из примыкающих помещений, и Бассейный садик.