Меню

Фонтан слез в Бахчисарае

«Фонтан слёз» появился в фонтанном дворике ханского дворца в 1786–1787 г. Где он находился раньше? Существуют две версии. Согласно первой, он находился у беседки старого «зимнего дворца»; по второй — у стен дюрбе (усыпальницы), где покоится прах Диляры-Бикеч — «услаждающей душу княжны». О ней известно немногое: что она умерла в 1764 г. и что в это время правил Крым-Гирей, кроме того, достоверно известно, что тогда же во дворце жил и работал мастер Омер — замечательный художник и каллиграф. Пожалуй, только он мог выполнить столь важное поручение хана — создать изысканный фонтан; поэтому и утвердилось мнение, что фонтан сооружен в память о рано умершей любимой жене хана мастером Омером.

Фонтан сделан по типу «Сельсебиль». Сельсебиль — райский источник, дающий воду душам погибшим за ислам. Мастер вкладывает в свое творение определённый смысл, так как в исламе нельзя изображать ничего живого. Мраморный цветок подобен глазу, роняющему слезы. Слезы наполняют горем Чашу сердца (верхняя большая чаша). Время лечит рану и боль утихает (пара меньших чаш). Однако память воскрешает боль снова (средняя большая чаша). Так продолжается всю жизнь — страдания сменяются просветлениями и наоборот — пока человек не закончит земной путь и не приблизится к порогу вечности (символом человеческой жизни считается спираль у подножия фонтана).

Фонтаны такого типа — это сооружения, имеющие культовое значение: они ставились на святых местах или на кладбищах. Фонтан украшен двумя надписями.

Верхняя надпись на фонтане восхваляет хана-строителя, который «тонкостью ума нашел воду и устроил прекрасный фонтан». Придворный поэт намекает на совершенство сооружения, не уступающего прославленным образцам: «Если кто хочет (проверить и увидеть), пусть придет. Мы сами видели Дамаск, Багдад. О шейхи! Кто будет утолять жажду, пускай сам фонтан языком своим скажет хронограмму: Приди! Пей воду чистейшую, она приносит исцеление». Нижняя надпись гласит: «Там, в райском саду, праведные будут пить воду из источника „Сельсебильˮ». В надписях нет имени той, кому, согласно легенде, посвящен фонтан. Есть лишь намек на загробную жизнь в райском саду и призыв «пей воду чистейшую — она приносит исцеление», которую можно истолковать как утешение в скорби по ушедшим в мир иной. Имя Диляры запечатлено на мраморной плите, установленной над входом в дюрбе, одиноко стоящем в дальнем углу ханского сада: «За упокой Диляры фатиху (молитву) прочти». Возможно, оба памятника первоначально были вместе, возможно, их соединила легенда; в самой же легенде, пожалуй, сплавились воедино судьбы многих безвестных невольниц гарема.

По следам старинной легенды

Осн. статья: Легенда о Фонтане слёз

Ее считали христианкой — то ли грузинкой, то ли гречанкой по имени Динора Хионис, из Салоник. Она отправилась морем в Каффу к дяде, но буря прибила судно к Очакову, и местный паша отвез девушку к Крым-Гирею. Хан долго добивался её любви, но девушка оставалась горда и непреклонна. И погибла во цвете лет. Жители Крыма и Бахчисарая упорно называли эту девушку Марией Потоцкой.

Версию такой легенды А. С. Пушкин услышал еще в Петербурге от Софьи Станиславовны Киселевой (урожденной Потоцкой), а позже — в Крыму, в семействе генерала Раевского, вместе с которым путешествовал по Кавказу и Крыму в 1820 г. и 7 сентября (19 сентября н. ст.) приехал в Бахчисарай. О своем первом впечатлении поэт пишет в письме Дельвигу: «В Бахчисарай приехал я больной. Я прежде слышал о странном памятнике влюбленного хана. К*** (Киселева?) поэтически описывала мне его, называя „la fontaine des larmesˮ („фонтан слезˮ)». Легенда о Марии Потоцкой, похищенной татарами в Польше и жившей в гареме под именем Диляры-Бикеч — Прекрасной Княжны, е гибель от руки ревнивой женщины, сам фонтан, установленный в память о ней — всё это вдохновило Пушкина на создание поэмы «Бахчисарайский фонтан» и стихотворения «Фонтану Бахчисарайского дворца». Творческое воображение поэта вдохнуло новую жизнь во дворец, который отныне предстал для многих не просто историческим памятником, но и обителью живых человеческих страстей, понятных каждому. Это была первая встреча Пушкина с Востоком, он стремился понять неизвестную культуру «изнутри», прочувствовать её. Фонтан — «родник», «источник жизни» в традиционном понимании — стал, в свою очередь, душой самого дворца, гениальным выражением в мраморе вечной темы любви и смерти.

Поэт говорит о Крыме как о любимой женщине, на которую не успел в свое время насмотреться, с которой больше не придется увидеться, остается лишь воспоминание. В декабре 1824 г. он пишет Дельвигу: «Растолкуй мне теперь: почему полуденный берег и Бахчисарай имеют для меня прелесть неизъяснимую? Отчего так сильно во мне желание вновь посетить места, оставленные мной с таким равнодушием? Или воспоминания — самая сильная способность души нашей, и ими очаровано всё, что подвластно ему?».

Через всё творчество А. С. Пушкина проходят «сквозные» ориентальные образы: роза, соловей, дева Востока, гарем, фонтаны, мусульманское кладбище. Им написаны замечательные стихи «Подражание Корану». Пушкин гениально уловил, что «чужая культура только в глазах другой культуры раскрывает себя полнее и глубже».

Кто бы ни был ты, пастух,
Рыбак иль странных утомленный,
Приди и пей.

Пастух и странник — образы, встречающиеся в русском и восточном фольклоре, восходящие к Библии. Строчка «Приди и пей» почти буквально перекликается с известным Пушкину переводом надписи на «Фонтане слез»: «Приди, ней сию прозрачную воду».

Из Фонтанного дворика посетитель может пройти во внутренний сад.