Меню

Архитектура Ливадийского дворца

Проблемы проектирования

При проектировании Ливадийского дворца Краснова волновало решение, прежде всего двух главных проблем: как большое здание вписать в окружающий ландшафт и в уже существующие постройки и как наполнить дворец светом и солнцем. Необходимо было значительно увеличить объемы нового здания по сравнению со старым дворцом, на месте которого возводился новый. Расширить дворец к югу не представлялось возможным из-за рельефа местности с начинающимся здесь склоном в сторону моря. Западные границы дворца были обусловлены задачей сохранения здесь церкви, построенной еще Монигетти. Краснов отказывается от своего первоначального проекта — квадратного в плане. Такое здание было бы статично и не соответствовало бы рельефу местности. Архитектор как бы вытягивает дворец с юга на север. Делая протяженным восточный фасад, он почти вплотную приближает его с северной стороны к растениям парка, ограждая их подпорной стеной. Таким образом, между северным фасадом и этой стеной образовался небольшой курдонер. Такое расположение дворца дало возможность сохранить с восточной стороны свободным довольно большое ровное пространство, на котором была оформлена главная парадная площадь. Благодаря этому восточный фасад легко зрительно воспринимается. Первое впечатление, когда он открывается взору после зелени парка, — необычайная праздничность и торжественность. Ровный зеленый партер площади подчеркивает рельефность форм здания. Над всем пространством доминирует башня на углу восточного и северного фасадов. Почти монолитная, с небольшими оконными проемами вверху, она выступает далеко вперед за пределы линии всего фасада. Плоскость довольно протяженной стены фасада разбита большим ризалитом (образованным объемом приемной императора), но он находится не в центре, как это было в планировках классических архитектурных сооружений, а сдвинут к северу, ближе к башне. Компактный, почти кубический его объем производит впечатление массивности, что усиливается размерами его арочных оконных проемов.

По тому, как решен этот ризалит, можно предположить, что архитектор именно здесь должен был сделать вход во дворец с восточной стороны. Однако вход расположен южнее и находится почти в центре левого продольного объема. Архитектор выделяет его аркой из кримбальского камня, незначительно выступающей за линию колоннады, оформляющей галерею первого этажа. Этой арке вторят на втором этаже мраморные полуколонны, которыми обрамлено одно из окон, и лучковый сандрик над ним.

Левый южный ризалит значительно уже центрального, а потому и не такой массивный. Всей компоновкой деталей архитектор подчеркивает в строенных окнах вытянутость средних больших окон, что еще больше облегчает объем. Такое решение всего ризалита подготавливает к восприятию легкой, изящной аркады, которая завершает весь фасад, скрывая наружную лестницу, ведущую в кабинет императрицы.

Несмотря на разные формы ризалитов, архитектор зрительно объединяет их, вводя строенные окна как главный мотив в их решении. Этот мотив по-разному варьируется не только в ризалитах, но и в башне, в аркаде наружной лестницы. Общая гармония при сложной разработке отдельных архитектурных деталей станет главной для дворца. Решение всех компонентов фасада подчинено строгому ритму ризалитов, прямоугольных и арочных оконных проемов, выявлению насыщенных элементов ордерной системы — колонн, полуколонн, пилястр, сандриков. Этой ритмичности соответствует и четкое выделение горизонтальной линии балконов, разделяющей первый и второй этажи. Эти главные принципы построения пластической композиции дворца, а также отсутствие строгой симметрии, свободное размещение разновеликих объемов придавало зданию живость и выразительность форм, динамизм. Все это соответствовало неровному гористому рельефу местности.

Не случаен и выбор материала для дворца. Для того чтобы сделать здание более праздничным, архитектор вместо рустованного, как правило, темного камня в постройках Возрождения, возводит дворец из светлого инкерманского известняка. В этом проявился характерный для рубежа XIX–XX вв. интерес к активному использованию свойств материала как одному из главных приемов в создании художественного образа архитектуры. Чтобы надолго сохранить белизну стен дворца, Краснов покрывает их раствором флюата для предохранения от загрязнения и влияния атмосферных осадков.

Дворец построен так, что хорошо виден с моря. Его белокаменный корпус четко и торжественно выделяется на фоне вечнозеленой растительности парка. Игра света и тени крупных архитектурных объемов южного фасада и рельефных его деталей, блестящие на солнце большие окна разной формы и размеров, ритм колоннады балкона, темные фонари и декоративные вазы Колыванской гранильной фабрики, контрастно читающиеся на светлых стенах, — все это делает дворец очень выразительным.