Меню

Через Седам-Каю на Ай-Петри

Седам-Кая — одна из горных вершин, дугообразно окаймляющих с запада долину реки Коккозки, — пользуется у туристов большой известностью. По склонам Седам-Каи пролегают тропы популярных туристических маршрутов. Ещё недавно через неё из села Соколиного проходил плановый туристский маршрут на Ай-Петри.

Описание

На вершину поднимаются обычно по тропе, отходящей от Ялтинского шоссе в 2 км от села Соколиного. В связи с санитарной рубкой леса на склонах Коккозской долины (1982–1983 гг.) были обновлены старые и проложены новые лесовозные дороги, многие из них, как и тропа, ведут к подножию горы. По ним ходить удобнее, чем по иным туристским тропам, превращенным в узкие корытообразные канавы или подвижные щебнистые осыпи.

Поэтому сворачиваем на ближайшую к тропе лесную дорогу. От шоссе она идет на подъем, но вскоре сдается и ложится вдоль склона, который сильно изменен блоковыми оползнями. Здесь дорога вынуждена одни бугры преодолевать, другие петлеобразно обходить или искать проходы между ними. С набором высоты размеры оползневых тел увеличиваются.

Формированию оползневого рельефа способствовали водоупорные среднеюрские глинистые сланцы и сланцеватые глины, слагающие коренной склон. При увлажнении поверхность этих пород становится скользкой. По ней и сползали вниз отдельные блоки и глыбовые скопления — продукты разрушения обрывов Орлиного Залета. Активизация оползней происходила в четвертичное время, когда река Коккозка создавала свою долину. В настоящее время они стабилизировались, и в этом не последнюю роль сыграл здешний лес.

Сначала дорогу сопровождают солнечные поляны среди дубово-грабового леса. Они сменяются густыми придорожными зарослями кустарникового подлеска из кизила, лещины и бересклетов.

Лес кажется однообразным. Но это только кажется. На самом деле интересного здесь много. К примеру, рябина крупноплодная, которая встречается только в Крыму и в то же время для него очень редкий вид. Но в долине Коккозки она не редкость, хотя и растет одиночно. У нее плотная темно-серая кора с множеством продольных трещин, как у дуба, — издали и спутать можно. Деревья рябины, встречающиеся здесь, поражают своими размерами. Отдельные экземпляры имеют диаметр ствола 0,8–1,2 м.

Если у рябины обыкновенной ярко-красные плоды с горошину, то у крупноплодной по размеру, форме и цвету близки к дикой груше. Ботаническое название рябины, взятое из кельтского языка, означает «терпкий». Сочные и сильновяжущие плоды теряют терпкость после первых заморозков. Опытные домашние хозяйки еще не созревшие плоды кладут в морозильную камеру холодильника на два-три дня, после чего вымачивают в воде — и рябина готова для приготовления вкусного, душистого варенья, повидла, пастилы…

Из травянистых растений, образующих густой покров на вырубках и вдоль дороги, обратим внимание на физалис обыкновенный (из семейства пасленовых). Это многолетнее растение с оранжево-красной блестящей сферической ягодой, заключенной в конический желтовато-розовый «фонарик».

В верхней части склона дубовый лес сменяется буковым. И сразу исчезает не только кустарниковый ярус, но и травянистый покров. Древостой становится выше и далеко просматривается, но господствующий сумрак окрашивает все в серые тона.

На одной из солнечных полян, возникшей на былой лесосеке, дорога заканчивается прощальной петлей. Дальше едва прослеживается в прелой листве и сухом валежнике полотно другой, давно заброшенной колесной дороги. Она взбирается по склону и вскоре теряется в глыбовом навале — нижней части крупной осыпи, вершина которой упирается в основание Орлиного Залета недалеко от расселины. К ней подходит снизу и тропа.

Расселина сечет под острым углом вертикальный склон Седам-Каи. Подъем по ней относительно прост, безопасен и красив: отсюда открывается величие уходящей ввысь отвесной стены, гладкую поверхность которой слегка морщинят редкие трещины и каверны. За каждую из них зацепилось по дереву: сосна крымская или тис ягодный. Скальные поселенцы восхищают неиссякаемой жаждой к жизни — над бездной, в бесплодной скале выросли деревья!

За оригинальными воротами, которыми заканчивается расселина, начинается крутосклонный амфитеатр, поросший высокоствольным буковым лесом с примесью ясеня. В средней части амфитеатра, куда приводит тропа, имеется террасовая площадка с обрывами и пещерой Данильча-Коба.

С 1947 г. пещера находится под охраной государства. Поэтому при ее осмотре удержите себя от соблазна взять здесь что-либо на память или оставить «память» о себе в виде автографа, например.

От пещеры тропа выводит на мощенную мелким бутом юсуповскую дорогу, тупиком которой служит круглая поляна. На ее противоположной стороне сквозь кустарник виден проход. Несколько метров по ступенькам — и невольно застываешь на краю внушительного обрыва. Это и есть видовая площадка Орлиный Залет. В дореволюционное время ее называли Барской поляной, очевидно, потому, что здесь по указанию барина — владельца окрестных лесов и долин — князя Юсупова был сооружен бельведер, украшенный скульптурой взлетающего орла.

С высоты Орлиного Залета можно долго смотреть на живописные дали. И трудно передать словами, что испытываешь на краю бездны. Открывающийся простор, высота, яркие краски завораживают.

Видовая площадка расположена на одном из скальных выступов, разделенных узкими трещинами, на другом выступе укреплена мемориальная пластина с надписью: «Героям-партизанам в ознаменование 50-летия СССР». В грозные годы Великой Отечественной войны Орлиный Залет служил партизанам наблюдательным пунктом.

От видовой площадки до Чайного домика около 4 км. Дорога с круглой поляны пересекает водосборный амфитеатр выше пещеры Данильча-Коба. Здесь вековой буковый лес превратил дорогу в сумрачный туннель, выход из которого горит ярким пятном на взгорке, где дорога поворачивает на юго-восточный склон массива и по диагонали незаметно приводит на вершину, а затем идет вниз.

Вскоре дорога подойдет к Т-образному перекрестку с четырьмя могучими грабами, которые шеренгой выстроились вдоль полотна. Благодаря ним лесной перекресток выделяется среди множества других. От перекрестка до Чайного домика 1,5 км — там заканчивается этот маршрут.

Нельзя было не заметить, что дорога, по которой пролегал наш маршрут, напоминает аллею в парке — она спокойной лентой, без крутых спусков и подъемов, пересекает массив Седам-Кая. Строители — имена их, к сожалению, неизвестны — сумели из множества вариантов (гора-то большая!) найти, как нам кажется, самый рациональный и построили дорогу без крепид и подпорных стен, мостов и водоспусков. Идя по ней, не чувствуешь гор.