Меню

Экспозиция Алупкинского дворца

Зимний сад

Зимний сад служит своеобразным переходом из центрального корпуса в столовый. Блор проектировал на этом месте бильярдную в виде открытой галереи, но уже в 1838 г. здесь был создан зимний сад, сплошь остекленный с южной стороны. Для лучшей освещенности помещения в центре потолка сделан большой фонарь.

Лепная растительная беседка Голубой гостиной сменяется здесь свежей сочной зеленью. В конце XVIII-начале XIX в. зимние сады стали обязательной принадлежностью европейских дворцов и загородных усадеб как место для отдыха, чтения, размышления и бесед. Другое дело, что в музеях, ныне их занимающих, они не сохранились. И только в Алупке традиционно поддерживается этот ставший теперь редким интерьер.

В зимнем саду выращивались такие растения, которые плохо переносили климат Южного берега Крыма. От первоначального озеленения здесь сохранился фикус-репенс — вечнозеленое растение, вьющееся по стенам. Наибольший интерес представляют араукария высокий и саговник отогнутолистный. Несколько видов пальм, различные бегонии, камелии и многие другие растения составляют зеленое убранство зимнего сада.

Среди зелени красиво выделяются беломраморные скульптуры: «Девочка» итальянского скульптора первой половины XIX в. Квинтилиана Корбеллини и «Первые шаги» французского мастера Лорана Маркеста (1848–1920). В центре, у фонтана, находятся три копии, выполненные в мраморе неизвестными русскими скульпторами первой половины XIX в. с античных образцов: «Аполлон Бельведерский» — копия работы греческого скульптора IV в. до н. э. Леохара, «Купающаяся Афродита» — копия работы греческого скульптора III в. до н. э. Дойдалса и «Муза астрономии Урания» неизвестного мастера. Копии с античных скульптур были традиционным украшением садов и парков прошлого века.

Вдоль южной стены установлен ряд скульптурных портретов, в том числе выполненные в мраморе французским скульптором Дени Фуатье (1793–1863) портреты бывшего владельца дворца Воронцова, его жены и отца. У входа в столовую — бюст Вильяма Питта-младшего (1757–1806), главы английского правительства, при котором отец Воронцова был послом в Англии. Это работа английского скульптора Джозефа Ноллекенса (1737–1823).